Поиск по архиву

Научно-методический сборник "Вера. Культура. Образование. Цивилизационный выбор России". Выпуск 4

История пастырского окормления военнослужащих в России

Ваше Высокопреподобие, дорогой отец Донат, досточтимые отцы, уважаемый Юрий Сергеевич, Олег Иванович,уважаемые участники заседания!

Позвольте всех вас приветствовать на этой встрече за круглым столом. Я постараюсь показать неразрывную связь Православия с Вооруженными Силами, а также затрону актуальные вопросы настоящего времени во взаимодействии духовенства с армией. В своем докладе я буду опираться на научные труды кандидата исторических наук Чепурова Василия Михайловича.

Православие всегда было ведущей религией большинства населения Российской империи, при несомненной и неоспоримой веротерпимости по отношению к другим религиям – католицизму, исламу, буддизму. По мере же оскудения веры в конце ХIХ и в начале ХХ веков страна вступила в полосу неблагоприятных изменений – войн, революций, новых и сомнительных социальных экспериментов.

Восстановление эффективной государственности России в ХХI веке зависит от укрепления ее Вооруженных Сил и возвращения им необходимой духовной основы Православия. Поэтому институт военного духовенства в российской армии, его возникновение, становление и укрепление, представляет для нас важнейший интерес, особенно сейчас во время современного реформирования наших Вооруженных Сил. Остановимся подробнее на нескольких характерных периодах истории данного института.

В средние века, до создания регулярной армии, когда военные действия велись вооруженным населением (ополчением), в его составе во время походов находились и священники, которые после окончания походов возвращались в свои епархии.

В начале ХVIII века с созданием в России регулярных армии и флота в них вводятся полковые священники, назначаемые на постоянные должности из состава духовенства епархий по месту формирования полка. Однако они временно подчинялись архиерею епархии, на территории которой находился полк.

На время боевых действий в составе Генерального штаба назначался обер-полевой священник из числа белого (светского) духовенства. Ему подчинялось все полевое священство. На флоте на должность корабельного священника назначался, как правило, иеромонах (из числа черного духовенства), в связи с его более высоким образовательным уровнем. На время боевых действий флотские священники также подчинялись обер-иеромонаху.

В Артикуле воинском и Русского Флота и в дополнивших их Уставах 1710–1721 гг. определялись права и обязанности полковых и корабельных священников, в частности, предусматривались «пункты, что иеромонаху надлежит исполнять». Основными задачами военного священства было проведение богослужений и поддержание нравственности личного состава. Воспитание и даже обучение нижних чинов молитве было обязанностью офицеров, а не священников. Специфика обязанностей военного духовенства состояла только в проведении служб в полевых условиях и во время боевых действий.

В ХIХ веке (1800–1890 гг.) Российская империя вела многочисленные войны, как оборонительные, так и наступательные, связанные, прежде всего, с расширением ее территории. Соответственно укреплялся и институт военного духовенства. Указом императора Павла I в апреле 1800 г. военное духовенство выделялось в постоянно действующую структуру. Обер-священнику подчинялось духовенство армии, флота и гвардии. А в 1816 г. одно управление было разделено на два аналогичных – обер-священника армии и флота и обер-священника гвардии и гренадер.

В составе Главного штаба для действующей армии была введена постоянная должность полевого обер-священника. По делам духовного ведомства он подчинялся обер-священнику армии и флота, а по делам военным – дежурному генералу. Ему непосредственно подчинялись дивизионные благочинные, через которых он осуществлял оперативный контроль деятельности полковых священников. В 1836 г. под начало обер-священника Главного штаба перешло и придворное духовенство. В 1858 г. все обер-священники были переименованы в главные священники. Таким образом, институт военного духовенства оформился в самостоятельную строго централизованную структуру.

Во второй половине ХIХ века Россия вступила в полосу реформ и преобразований. С отменой крепостного права в стране ускоренное экономическое развитие страны повлияло на совершенствование технического оснащения армии и флота, появились новые рода войск. Вместо рекрутского набора в армию введена всеобщая воинская повинность населения. Были проведены победоносные войны в Европе и успешные походы и военные действия на Кавказе и в Средней Азии, которые привели к существенному расширению границ Российской империи.

В 1890 г. принято «Положение о военном духовенстве» с четко определенной мобильной системой управления в нем в мирное и военное время. Поиску путей решения новых задач были посвящены первый и второй съезды военного духовенства и братских собраний. Заметно вырос образовательный уровень и престиж военных священников. Полковой, корабельный храм стал духовным центром для личного состава полка, корабля, хранителем его памяти и воинской славы. В нем находились полковое знамя и военные реликвии, памятные доски с именами погибших.

Во время Русско-японской (1904–1905) и Первой мировой (1914–1917) войн институт военного духовенства был подвергнут серьезным боевым испытаниям. Он выступал в этих войнах не только как церковная организация и воспитательная структура, но и как исполнитель новых задач – общественной дипломатии. Эти задачи возникали в связи с необходимостью оказания помощи военнопленным, в отношениях с населением оккупированных стран, и т.д.

Самый трагичный этап института военного духовенства наступил в феврале 1918 года, вместе с фактической заменой традиционной воинской дисциплины, выборностью командного состава и коллегиальным «революционным» обсуждением его приказов и распоряжений. Волна «демократизации» докатилась и до части военного духовенства. Еще в апреле 1917 на собрании выборных депутатов от военного духовенства принималось решение «…признать желательным в принципе выборное начало…» В это же время, в противовес атеистическим настроениям, в некоторых подразделениях создавались православные братства и общества. Оказывается, и так можно было использовать условия демократического выбора.

Окончательно институт военного духовенства был упразднен Декретом Советской власти № 39 о

т 16 января 1918 г. Этим же Декретом постановлялось отобрать все принадлежащие ему капиталы. Военные священники, оставшиеся при полковых храмах, поступали в епархиальные ведомства. Многие их них были репрессированы при Советской власти.

Развал многомиллионной российской армии в 1917 г. представляет собой трагичный для нас феномен саморазрушения «изнутри» военной машины того времени. Известно, что в начале 1917 г., после надлежащих пополнений, российская армия на всех фронтах имела значительное преимущество над противником в живой силе и вооружении (в пехоте и артиллерии в полтора-два раза и еще более в кавалерии). Тем не менее, военные действия русских армий и фронтов в это время оказались в целом безуспешными именно из-за морального фактора – утраты личным составом веры в победу, нежеланием воевать и девальвацией тогдашней национальной идеи.

Православная вера имела в русском народе и в армии глубокие корни. Однако со временем сказалось разрушающее влияние западных либерально-демократических настроений и ценностей на «просвещеннную публику» государства Российского – в первую очередь на интеллигенцию, дворян, учащихся. В период войны такое влияние сказалось и на офицерском корпусе, который интенсивно обновлялся и к концу 1916–1917 гг. стал уже «разночинным» – практически другим, чем ранее. Именно от своих «отцов-командиров» в процессе самого тесного общения с ними в фронтовых условиях и перенимали неверие «нижние чины».

Доверие к царю Николаю II как главнокомандующему и к царскому правительству было окончательно подорвано с разрушением внутреннего традиционного единства «За Веру, Царя и Отечество». Революционной пропагандой царь противопоставлялся Отечеству. Понятие «Отечество» было основательно изменено либеральной Февральской революцией 1917 года. Тогда народ и армия еще не были готовы воспринять республиканскую государственность вместо монархической. Начались анархические акции против представителей старой власти: избиения городовых, офицеров и других государственных функционеров. Временное правительство ввело в армии своих представителей – комиссаров. Но установить дисциплину в армии они уже не смогли.

В годы советской власти был учтен горький опыт недооценки значения идейно-политического воспитания личного состава армии и флота. С самого начала революции во всех частях и подразделениях был введен институт военных комиссаров, а затем и политработников, со стройной системой целенаправленного функционирования и самостоятельной структурной иерархией. Они направляли и контролировали учебный процесс и придавали ему и всей военной повседневности определенную, «правильную» окраску. В то же время проведение регулярных политических занятий с личным составом входило в обязанности командиров и начальников. Обучение и воспитание войск считалось при этом органически взаимосвязанными.

Идейно-нравственной основой воинского воспитания долгое время являлся научный коммунизм и атеизм, тоже научный. В конце ХХ века, с распадом СССР и крахом «русского коммунизма», установилась почти десятилетняя идеологическая пауза, означавшая идейно-политический и духовный вакуум в нашем обществе. В российских Вооруженных Силах (ВС) Православие опять занимает свое законное место, несмотря на рецидивы атеизма и недоброжелательства других, относительно малочисленных, религиозных конфессий. При этом несостоятельными представляются мнения о необходимости «равноправного и демократического» представительства всех религиозных конфессий, в том числе и сравнительно малочисленных. Ведь это означало бы на деле несправедливое относительное уменьшение удельного веса подавляющего православного большинства. Поэтому при декларировании в наших ВС традиционной для Православия религиозной терпимости надо также восстановить и безусловный примат Православия.

Блуждания в поисках национальной идеи в ходе затянувшегося социально-экономического кризиса в нашей стране, несомненно, достойны сожаления. Однако применительно для ВС страны такая ситуация опасна, пагубна и совершенно недопустима. Выход из такой ситуации состоит в новом и срочном обращении к испытанному временем средству – институту военного духовенства. Очень важно отметить высокую эффективность данного средства – оно обеспечивает быстрые и качественные достижения при относительно низких экономических затратах; – во многих случаях оно почти бесплатно.

Введение в силовые структуры РФ института военного духовенства является актуальным событием, призванным укрепить духовные основы воспитания и профессионального обучения военнослужащих и связанного с ними гражданского персонала. Характерно, что это событие сопровождается предшествовавшими ему и ранее трудностями и противоречиями развития нашего государства и особенностей общественного сознания населения, в том числе личного состава ее Вооруженных Сил. В частности, можно ожидать, наряду с распространенными безучастием и скептицизмом, сознательное или подсознательное противодействие со стороны начальствующего состава. Можно также ожидать и другие объективные трудности в новом и сложном процессе восстановления духовности ВС, связанные в частности с нерешенностью вопроса финансирования войсковых священников.

Принимая во внимание масштабы и уровень организации взаимодействия Церкви и армии на приходском, епархиальном и общецерковном уровнях, в апреле 2006 года Священный Синод Русской Православной Церкви принял Заявление о восстановлении института военного духовенства в Российской армии. Священный Синод призвал государство, общество и все традиционные религии России совместными усилиями воссоздать институт военного духовенства.

Голос Церкви был услышан, но путь к введению штатного военного духовенства оказался непростым. Понадобилось три года работы различных рабочих групп и комиссий, прежде чем в июле 2009 года Президент Российской Федерации принял решение о поэтапном введении в Вооруженных Силах Российской Федерации института военных священнослужителей.

Синодальный отдел активно участвовал в разработке нормативно-правовой базы воссоздания института военного духовенства. Параллельно  шли подбор и подготовка кадров для назначения на штатные должности.

В январе 2010 года министр обороны утвердил Положение по организации работы с верующими военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации.

Положение установило порядок взаимодействия органов военного управления и религиозных объединений в отношении реализации верующими военнослужащими прав на свободу совести и свободу вероисповедания.

В Положении указывалось, что взаимоотношения должностных лиц по работе с верующими военнослужащими, представляющих различные конфессии, основываются на взаимном уважении, сотрудничестве и принципе невмешательства во внутренние дела, касающиеся организации работы по удовлетворению религиозных потребностей верующих военнослужащих. В Вооруженных Силах были созданы органы по работе с верующими военнослужащими, в том числе Управление по работе с верующими военнослужащими в составе Министерства обороны, отделения по работе с верующими военнослужащими в составе военных округов, а также помощники командиров воинских частей и соединений по работе с верующими военнослужащими. Всего было введено 240 штатных должностей. В настоящее время более 140 священнослужителей прошли соответствующий отбор и часть духовенства уже назначена епархиальными архиереями.

Приветствуя воссоздание института штатного военного духовенства, следует отметить, что основные труды по духовному окормлению военнослужащих по-прежнему несет внештатное военное духовенство. Это приходские священники, которые трудятся на безвозмездной основе, добровольно дополняя служение на приходах пастырским попечением о воинах и их семьях.

В предыдущие 10–15 лет произошел ощутимый рост количества верующих военнослужащих и членов их семей, желающих активно участвовать в жизни приходов. Их усилиями во взаимодействии с настоятелями осуществляются просветительские, образовательные, паломнические, в том числе детские и иные программы.

Мы считаем, что в этом военно-православном активе заключен большой творческий потенциал. Там, где инициатива прихожан воинских храмов поддерживается, настоятели приходов, да и руководители гарнизонов обретают деятельных помощников в решении различных духовно-воспитательных и социальных вопросов.

За последние годы значительно изменилась мотивация службы в армии. Сформированные в советский период формы и методы идеологического воздействия на человека в погонах фактически остались в прошлом. А мотивация службы, которая граничит с ежедневной угрозой самой жизни и степень ответственности перед народом за безопасность государства не может строиться только на финансово-денежных или административно-юридических отношениях.

Человек, защищающий Родину, должен чувствовать нечто большее в своем сердце и, подчиняясь уставам и приказам командиров, свое служение все-таки должен соотносить с высшими ценностями, основа которых зиждется на  духовно-нравственной мотивации службы в армии.

Быть защитником Отечества – значит до конца понимать всю историю строительства нашего государства, его культурообразующие православные основы, которые предполагают не только жертвенность служения, но и надмирность задачи, которая определена Богом для России.

Главной целью, которая стоит перед корпусом военных священнослужителей, как штатных, так и привлекаемых на внештатной основе, является обеспечение конституционного права военнослужащих на свободу вероисповедания.

Нам видится, что священнослужитель в армии должен стать настоящим помощником командира в работе с личным составом, но эта работа кардинально отличается от обычного воинского служения, поэтому было принято решение, чтобы военные пастыри не были кадровыми военнослужащими. Их служение опирается на каноны Церкви, их подчинение остается двойным командиру части и правящему архиерею епархии, на территории которой находится воинская часть. Поэтому все вопросы канонического нестроения, ошибок и несогласованности в вопросах пастырской деятельности необходимо решать на уровне Правящего Архиерея епархии, а также совместно с Управлением по работе с верующими военнослужащими Вооруженных Сил и епархиальным Отделом по взаимодействию с силовыми структурами.

Само по себе назначение священнослужителя не является панацеей от всех проблем с верующим личным составом. В Церковь как в Дом Божий приходят все, кто нуждается в утешении, вразумлении, пастырской помощи, но душа человека, удобопреклонная ко греху, увы, не может удержаться в добродетели без падений. Понимая это, военные священники должны быть терпеливы, настойчивы, и прилагать все свои силы для изменения самого духовного климата в расположении части.

Именно командный состав, офицеры и генералы всех звеньев управления должны сами в первую очередь показывать образец поведения и любви к личному составу. Это наши с вами дети и все мы – дети Божии, поэтому искренне надеемся на повседневную заботу о подчиненных не только в уставных рамках, но и по закону совести и Закону Божию.

С этой целью вступление в должность военных священников желательно начинать с оборудования православных храмов, где это возможно, часовен, молитвенных комнат, библиотек духовной литературы, а также разработки совместно с отделами по взаимодействию с силовыми структурами тематических планов и программ по основам христианского мировосприятия и духовно-нравственного воспитания военнослужащих.

В этой связи необходима проработка всех вопросов по функционированию православных храмов на территории воинских частей, их юридическое оформление в рамках существующей законодательной базы.

Предполагается, что при назначении в части военного священнослужителя на него будут возложены также задачи по окормлению военнослужащих и других частей гарнизона. В этом случае мы рекомендуем священнослужителю подбирать себе помощников из числа подготовленных к просветительской деятельности верующих военнослужащих, а также организовывать работу других священнослужителей на внештатной основе.

Хотелось бы разъяснить командному составу Вооруженных Сил России наше видение роли и значения священника в войсках. Пастырь есть носитель, в первую очередь, сакральных функций, которые возложены на него в таинстве Рукоположения в священный сан, и его главная функция в войсках – организовывать и проводить религиозные обряды, а также содействовать формированию у военнослужащих мотивации к исполнению воинского долга. Наряду с этим военный священник обязан активно и целенаправленно участвовать в формировании таких качеств у личного состава, как патриотизм, долг, честь, дисциплинированность, верность традициям своего народа и Вооруженных Сил Российской Федерации. Однако это не предполагает, что с появлением священника в воинской части все проблемы с дисциплиной будут решены сами по себе.

Общие задачи по формированию духа взаимопомощи, братской поддержки и уставной дисциплинированности следует решать всеми имеющимися у командиров и начальников методами и средствами, делая упор на индивидуально-воспитательную и профилактическую работу, где опыт православного духовенства является уникальным. Человек, раскрывающий душу, должен получить врачевание, а при любви к Богу все возможно верующему.

Видится правильным всемерно содействовать священнику в проведении Божественной литургии для военнослужащих или обеспечении возможности военнослужащим (в первую очередь срочной службы) участвовать в Богослужении в храме и причащении Святых Христовых Таин.

К сожалению, сегодня в регламенте служебного времени и в распорядке дня части нет специально отведенного времени на молитву или мероприятия духовного содержания. Это задача ближайшего будущего, которая должна быть решена с максимальным тактом по отношению к верующим других религий, а также к военнослужащим, не исповедующих никаких религиозных воззрений.

Наша принципиальная позиция заключается в предоставлении права верующим военнослужащим осуществлять свои религиозные потребности, при этом мера любви и внимания к запросам нуждающихся представителей иных верований в совете и помощи военного священнослужителя должна быть проявляема ко всем.

Видится целесообразным всем командирам и представителям воспитательных структур шире использовать в своей деятельности материалы духовно-нравственного и патриотического содержания. Фильмы и литература об истории Православия, духовных традициях воинского служения, святоотеческое наследие, жития святых Русской Православной Церкви должны стать фундаментом методических материалов для работы всех категорий офицерского состава Вооруженных Сил. Сегодня эти материалы доступны, однако система подбора и подачи его различным категориям военнослужащих должна быть тщательно продумана и эффективно использована. Пастырское слово должно подкрепляться видеофильмами, которые иногда могут иметь не меньшее воздействие на душу человека. При грамотной организации именно в воинском коллективе молодому человеку может быть оказана существенная помощь в переориентации его внимания с низменных интересов и псевдоценностей на потребности высокого духовного уровня, связанные с высшим смыслом человеческой жизни.

Вся работа военных священнослужителей находится под самым пристальным вниманием и контролем Святейшего Патриарха Кирилла, который требует ежемесячного доклада о состоянии дел по введению штатного военного духовенства. Особое внимание Святейший Патриарх обращает на перенос акцентов в деятельности военного духовенства, в первую очередь на индивидуальную пастырскую миссию, на доступность священнослужителя рядовому военнослужащему, на возможность общения со священнослужителем на боевых постах, в подразделениях, где военнослужащий может открыться и решить вместе с пастырем волнующие его вопросы.

Слава Богу, что на нашей благословенной Калужской земле институт военного духовенства тоже возрождается. В Козельской епархии уже есть помощник командира части по работе с верующими военнослужащими иерей Николай Кузнецов. Сегодня рассматривается возможность введения такой же штатной должности в Калужской епархии.

Хочется надеяться, что совместные задачи, которые нам предстоит решать по возрождению духовных основ воинского служения, станут той благодатной почвой для духовного возрождения не только военнослужащих, но и всего народа нашего Богом хранимого Отечества.      

Иеромонах Дорофей (Соколов) 

руководитель Отдела по взаимодействию с силовыми структурами Калужской епархии

Другие статьи номера
Православный календарь