Поиск по архиву

Научно-методический сборник "Вера. Культура. Образование. Цивилизационный выбор России". Выпуск 4

Культура как миссия

Ваше Высокопреосвященство, Ваше Преосвященство, досточтимые гости, всечестные отцы, братья, сестры, все участники Чтений!

Заявленная тема настолько глубока, что позволю себе ограничиться лишь некоторыми тезисами, которые станут некоей затравкой, началом разговора, который сегодня продолжится, надеюсь, за круглым столом, куда приглашены в первую очередь молодые люди, ну, и все, кто относит себя к этой возрастной категории.

Хотел бы начать свое краткое выступление со слов, которые произнёс на Фестивале православных СМИ «Вера и слово» – недавнем значительном событии в общественной жизни нашей страны – Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Говоря о культуре, Его Святейшейство подчеркнул: «Есть такие формы культуры, которые рождают негативные настроения у людей. Нас приучают к каким-то эпатажным формам современной культуры, показывают какую-то жуть. Но находятся группы людей, которые вдруг начинают аплодировать им. Искусство – это, в первую очередь, явление прекрасное. Если в искусстве не раскрывается закон гармонии, а именно он лежит в основе мироздания, значит, это псевдо- и антиискусство. И его цель – не возвысить человеческую личность, а разрушить её». Прекрасно сказано, тем более, что слова эти звучат в унисон тому, что сегодня не раз уже говорилось с этой трибуны.

Итак, что такое культура? Владимир Иванович Даль в своём известном словаре трактует слово «культура» как: «Обработка и уход, возделывание образования, умственное и нравственное». Это очень интересный момент. Значит, мы вправе говорить о культуре как о некой миссии.

В то же время, у каждого человека есть, конечно, своё представление о том, что такое культура и кто такой культурный человек. Кто-то ничтоже сумняшеся скажет, что культура – это, прежде всего (и будет тоже прав в чём-то, потому как это встречается сегодня всё реже и реже), человек, который умеет вести себя в обществе, за столом, со вкусом одевается, опрятен и так далее. Критериев очень много. Что касается вашего покорного слуги, то для меня, безусловно, культурный человек – может быть, не все со мной согласятся, но это личное мнение – я могу его даже не знать и не быть знакомым с ним; но он идёт по улице впереди меня, и если на земле валяется небрежно брошенный кем-то или нечаянно уроненный кусок хлеба, и он не может пройти мимо, но подойдёт и поднимет этот хлеб, положит в сторону… Вот для меня это человек высокой культуры.

Самые глубокие слова о культуре встретились у отца Павла Флоренского. Это человек не только глубокого ума, высочайшего интеллекта, вам это известно, но ещё и человек выдающегося мужества. Удивительного мужества. Надо представить себе, что такое 1918 год в Москве, а он священник. Но это не мешает ему в Москве прочитать – именно в это время – цикл лекций о культуре, который называется «Очерки философии культа», предлагая слушателям заглянуть в сокровенное, в сам корень слова «культура» – «культ». Отец Павел говорит, что центром и основой культуры, её вершиной является Божественная Евхаристия. И к Божественной Евхаристии восходят все святыни жизни, все мысли и дела в христианстве. А уже из культа исходит то, что воплощается в культуре, философии, в науке, в искусстве. Культ, по мнению отца Павла Флоренского, его основа, есть Таинство Причащения; таким образом, священная, единственная основа для живой мысли, творчества и общества. Пусть это будет уже началом нашей будущей дискуссии за круглым столом. Я вижу, в зале есть много молодых людей, слава Богу.

Так вот, я отказываюсь понимать такой термин, – а он давно уже употребляется, вброшен некогда в информационное пространство – это, так называемое, понятие «молодёжная культура». Есть такое понятие? Есть. До сих пор не могу понять, что это такое. Потому что мне толком никто не мог сформулировать, чем отличается молодёжная культура от культуры вообще? Потому что есть молодежные телеканалы, вы знаете, они так себя и позиционируют. Есть «молодёжные» фильмы, сегодня их – увы и ах – стали в большом количестве снимать и в Российской Федерации. Я их смотрю, потому что люди, к которым я прихожу – это чаще школьники и студенты, мне очень важно знать, что они смотрят, потому как приходя к врачу с какой-то болячкой, нас спрашивают: «А что вы ели накануне?». Ведь это тоже пища, и она куда более опасна, нежели плохо сваренный кусок мяса или рыбы.

Так вот, вы знаете, меня порой охватывает оторопь. И тогда я задаю вопрос: «Вот эта так называемая молодёжная культура – она что, просто немножко глупее?» Сейчас к молодым обращаюсь: «Или, может быть, она нарочито примитивнее?» А вы не обратили внимания, что там время от времени за кадром смеются? То есть не доверяют даже тому, что вы – не то, что речь идёт о чувстве юмора, но что вы вообще слабо понимаете, о чём идёт речь в этих довольно примитивных сценках.

Если идти по этому пути, то скоро будут для вас, мои хорошие, не обижайтесь, продавать еду, которую уже прожевали. Ну конечно, её останется только проглотить. И вот у меня ещё такой вопрос. На конкретном примере скажите, пожалуйста, Вольфганг Амадей Моцарт – это какая культура? Это культура вообще или это молодежная культура? Я объясню, почему. Мне довелось когда-то играть в симфоническом оркестре, и я знаю, что это счастье – играть Моцарта. «Маленькая ночная серенада» – это Моцарт. И «40-я симфония». Но «Жил-был у бабушки серенький козлик» – не слова, но музыка – это тоже Моцарт. Ведь это тоже культура, да? И вот когда встаёт вопрос, а для чего это придумано, то, на мой взгляд, это сделано только с одной целью, – для того, чтобы разделить. Разделить поколения. Ты этого не понимаешь потому, что уже просто принадлежишь к другому поколению. Разделить отцов и детей.

Кто-то может мне возразить, что проблема непонимания между отцами и детьми родилась не сегодня, и великий русский писатель Иван Сергеевич Тургенев на эту тему даже написал замечательный роман. Да, отчасти да, но не совсем. Потому как, давайте вспомним главную сюжетную линию романа: там конфликт, если помните, возникает между Базаровым и дядей его друга. Там всё-таки основа этого конфликта идейно-нравственная, правда? А сегодня непонимание между родителями и детьми возникает нередко по элементарной причине непонимания родителями того, что говорят их дети.

Я недавно смотрел одну телепередачу, где у экрана с одной стороны сидели взрослые люди, многие из них образованны, а по ту сторону экрана – молодёжь. И они произносили какие-то слова, которые сегодня популярны в молодёжной среде. А взрослые люди сидели, пытались понять, что обозначает то или иное слово. И не всегда угадывали. Это какой язык? Это не русский язык. А если люди, называющие себя русскими, говорят на этом нерусском языке, тогда встаёт вопрос: «Кто тогда эти люди?». Потому как Церковь является хранителем всего лучшего, что есть в русской нации, только в Церкви язык – это народ. «Разумейте и покоряйтеся языцы, яко с нами Бог». Если язык, на котором говорит народ – это не русский язык, тогда встает другой вопрос: «А что это за народ?». Вот у писателя Воробьевского я встретил эту фразу, она мне понравилась – краткая, как выстрел, и очень точная. Юрий Юрьевич написал в одной из своих книг, что на псевдоязыке разговаривает псевдонарод, который первым поклонится, когда придёт псевдоспаситель.

Западное языкознание, западная культура давно уже рассматривает слово просто как сигнал. Слава Богу, в России слово продолжает рассматриваться как духовная категория. Как в первых строках Евангелия от Иоанна. А в западной филологии слово всё чаще – это сигнал. И тогда, конечно, востребованы универсальные сигналы, которые понимали бы все. И в Америке, и в России – чтобы все говорили и откликались на одинаковые сигналы.

Замечательные слова о культуре сказал архиепископ Сан-Францисский Иоанн (Шаховской) в своей книге «Беседы с русским народом». В ней есть небольшая статья, которая так и называется «О культуре». Цитирую: «Истинная культура – это связь человека с Творцом и всем миром. И эта связь называется религией. Эта связь с Высшим миром бытия, истины и любви должна пройти через все отношения людей и народов. Она должна войти в рояль музыканта, в лабораторию учёного, тетрадь писателя, в интуицию врача, в руку сеятеля, сеющего на земле хлеб». Какие слова! Послушайте дальше: «По холодной проволоке материальных отношений мира должно пробежать тепло жизни. По жилам человечества должна пробежать кровь, соединяющая людей в высшее единство, всё оживляющая и всё отдающая единому сердцу – Иисусу Христу. По культуре добра и духа томится всякое человеческое и русское сердце. Напрасно пытаются осуществлять культуру насилием и ненавистью. Она дочь любви и свободы».

С этой трибуны уже говорили сегодня о том, как Запад пытается навязывать нам свои понятия культуры, образования, воспитания. Ваш покорный слуга позапрошлой осенью побывал в Швеции, куда был приглашен для чтения лекций в Стокгольме и в небольшом городке в получасе езды от столицы – Сёдертелье. И вот, выступая там на международном семинаре учителей русского языка, я говорил о любви. После выступления подошла наша соотечественница, она живет там, вышла замуж, преподаёт в школе, и сказала: «Сегодня вы говорили, а я вам так завидовала». «А почему? Потому, что я живу в России?» Она отвечала: «Не только. Я завидовала, что вы так свободно говорите о любви!» «А как можно ещё о любви говорить?» – спросил я. «Ну что вы, что вы, если я здесь со школьниками буду разговаривать так, как вы сегодня разговаривали, у меня будут серьёзные неприятности. Свободно я могу говорить с ними только об однополой любви».

И никогда не забуду – это просто врезалось в память – в центре Стокгольма небольшой наш храм во имя Преподобного Сергия Радонежского, в старой части города. И вот вечером мы выходим с батюшкой из храма, поздно уже, на улице темно, а напротив, буквально через дорогу (там дорога неширокая, буквально несколько метров) светится неоновая вывеска кафе, что напротив. Вы знаете, как оно называется? Я не поверил собственным глазам, там написано латинскими буквами: «Содом». И затемнённые стёкла. Говорю: «Батюшка, как интересно, смотрите, в шведском языке есть слова, которые совпадают со словами Священного Писания». Он говорит: «Василий Давыдович, вы наивный человек, не обольщайтесь, это содом! В буквальном смысле этого слова!..» А за углом храма, буквально за углом, магазин нацистской литературы и символики, где на витрине выставлены фашистские книги, знамёна, портреты Гитлера. Он говорит: «Представляете, вот приходят мои прихожане, а среди них много пожилых людей, участников войны, – так их каждый раз приходится отпаивать лекарствами! А представляете наши Рождественские, Пасхальные богослужения, когда мы утром выходим из храма, причастившись, а тут из «Содома» выходят эти «сущности». И самое большое событие, которое ожидает жителей Стокгольма, нет, это не Рождество Христово, оно здесь второе по значению событие, а первое – оно проходит по набережной в двух шагах от храма, это, простите, то самое шествие, которое, слава Богу, мы не даём провести в Москве, парад сексуальных меньшинств. И все аплодируют паре, которая из года в год возглавляет это шествие. Простите тысячу раз, это две женщины, с позволения сказать, муж и жена, одна из которых священник, а другая – дьякон, немолодые люди! И им толпа просто бешено аплодирует, они живые символы вот этой «свободы». И считают, что это и есть самое высокое – то, о чём замечательно говорил сегодня отец Алексий Уминский – понятие свободы в культуре. (См. с. 134-141)

Непонимание этих важных базовых вещей, непонимание, неумение расслышать многие русские слова, без которых немыслима наша частная жизнь и общественная жизнь, приводит к тяжёлым последствиям. У нас ведь, вы знаете, я не буду сейчас называть цифру, потому что она, действительно, не радует, – это число разводов на первом году супружеской жизни. Потому как до сих пор бытует такое мнение, приходится даже видеть людей, которые в публичных местах выступают, рассказывая о семье, о семейных ценностях, и вместе с тем говорят: «Посмотрите, какой у нас замечательный язык, ведь семья – это “семь я”». Буквально два слова скажу об этом, не могу не сказать. Господа, русский язык – это Евангелие, это не арифметика, и слова наши – э?? ?? ????????????, ? ????? ? ??? ?? ????????????; ????? ? ??? ?????, ??? ? ??? ???????? ????? ???????? ????? ? ??? ?????????? ?? ?????????. ??? ????? ???? ??????? ????????? ?? ?????? ? ????????? ????? ?????? ???????: ????????, ??????? ?????? ???: ???? ????????? ?????, ??? ? ?????, ?? ?????, ?? ????????? ????; ? ???? ?????, ?? ???????? ????? ?????? (??. 12:24). ??????? ??-?????? ? ??? ??? ? ??????. ??????? ????? ? ??? ?????? ? ???, ??????, ??????? ??, ??????. ?????? ??????? ???????, ???????, ???????? ??????? ?????.

??????? ???????? ????????? ??? ????????????, ??? ??? ???????????, ? ???? ? ???? ?? ?????. ??? ?? ???, ????????, ? ?? ????????? ????-??.

то не числительные, и семья – это не числительное; семья – это слово, как и все исконные слова русского языка – оно произросло из Евангелия. Для этого надо открыть Евангелие от Иоанна и прочитать слова Самого Господа: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода» (Ин. 12:24). «Зерно» по-русски – это ещё и «семя». Поэтому семья – это «семя» и это, прежде, конечно же, жертва. Отсюда русское понятие, великое, глубокое понятие семьи.

Русская культура немыслима без жертвенности, ибо она православна, а иной и быть не может. Как бы это, возможно, и не нравилось кому-то.

Говоря же о семье, пусть даже вскользь коснёмся этой темы, не могу не сказать о том, что уже не первое десятилетие продолжается публичное угнетение, принижение образа отца. Слава Богу, кто-то всё-таки настоял и изменили эту рекламу, потому что во всех журналах, на телеканалах, если помните, ещё недавно она звучала так: «Только мама может сделать жизнь солнечной…» Позже слово «только» убрали. Потому что настолько принижена роль отца. Давайте вспомним русские слова «Отечество» и «Отчизна». Корнем этих слов является слово «отец», и если авторитет отцовства не будет возрождён в нашем обществе… А произойти это может только в одном месте, знаю это по себе, – в русском православном храме. Когда ты туда приходишь, то понимаешь, кто ты. Понимаешь, почему ты отец, почему муж, сын и как надо правильно жить в этом мире.

У Владимира Ивановича Даля встретил пословицу, звучащую ныне для многих как загадка. Разгадать её вам не составит, думаю, особенного труда, но, когда бываешь в студенческой аудитории, её не могут до конца разгадать. А вот дети из воскресной школы очень легко её понимают. Она звучит так: «У меня, молодца, – четыре отца, а пятый – батюшка».

Говоря о культуре, обычно зачитываю небольшое стихотворение. И сегодня не хотел бы делать исключения, потому как строчки эти, на мой взгляд, просто замечательные. Стихотворение так и называется – «Русская культура». Оно замечательно ещё и тем, что написано русским человеком Евгением Вадимовым в 1937 году в Варшаве, где он находился в эмиграции. Хочется, чтобы мы его услышали, расслышали, но более всего хотелось бы, чтобы его прочувствовали те, кто проживает в нашей удивительной, на мой взгляд, лучшей на свете стране, находясь при этом в некой внутренней эмиграции, вожделенно посматривает на Запад, на какую-то иную, на их взгляд, некую сладкую жизнь.

  

Итак, стихотворение «Русская культура:

 

Русская культура – это наша детская

С трепетной лампадой, с мамой дорогой.

Русская культура – это молодецкая

Тройка с колокольчиком, с расписной дугой!..

Русская культура – это сказки нянины,

Песни колыбельные, грустные до слез –

Русская культура – это разрумяненный

В рукавицах-варежках дедушка Мороз.

Русская культура – это дали Невского

В серо-белом сумраке северных ночей.

Это – радость Пушкина, горечь Достоевского

И стихов Жуковского радостный ручей.

Русская культура – это вязь кириллицы

На заздравной чарочке яровских цыган.

Жемчуг на кокошнике у простой кормилицы,

При чеканном поясе – кучерский кафтан.

Русская культура – это кисть Маковского,

Мрамор Антокольского, Лермонтов и Даль –

Терема и церковки, звон Кремля Московского,

Музыки Чайковского сладкая печаль.

Русская культура – это то, чем славится

Со времён Владимира наш народ большой:

Это наша женщина, русская красавица –

Это наша девушка с чистою душой!..

Русская культура – это жизнь убогая

С вечными надеждами, с замками во сне –

Русская культура – это очень многое,

Что не обретается ни в одной стране.

 

Аминь и Богу слава.

Василий Давидович Ирзабеков 

писатель, публицист, руководитель Православного центра во имя Святителя Луки (Войно-Ясенецкого), главный редактор интернет-журнала «Живое слово» http://www.zhivoe-slovo.ru, теле- и радиоведущий, г. Москва

Другие статьи номера
Православный календарь