Поиск по архиву

Избранные материалы XI-XIII Свято-Пафнутьевских образовательных чтений

Создание единого воспитательного пространства на основе преподавания ОПК в общеобразовательной школе

Ни для кого не секрет какая в России тяжелая ситуация с подростковым и молодежным алкоголизмом, наркоманией, преступностью, то, что в ряде областей уже много лет идет не прекращающаяся убыль населения. Эти явления принято связывать с тяжелыми социальными и экономическими условиями. Однако проблемы спада рождаемости, распространения наркомании и подобные им, имеют место также в наиболее развитых странах Европы. В основе их - потеря жизненных ориентиров. У молодого поколения при видимом благополучии происходит утрата цели жизни. Истоки этого, как в Западных странах, так и у нас в России, в потере веры и в разрушении традиционных жизненных устоев. Что бы у страны было будущее, необходимо чтобы у ее народа была воля к жизни. А это невозможно без веры и без любви Родине.

Сейчас уже на государственном уровне ставится проблема воспитания подрастающего поколения на началах патриотизма. После почти 20-летнего перерыва, чиновники вновь заговорили о том, что детям необходимо прививать это чувство. Базовыми здесь всегда были два предмета: история Отечества и русская литература. Но понять Русскую историю и культуру без православия невозможно.

К настоящему моменту времени в ряде регионов России (Белгородская, Смоленская, Курская и другие области) накоплен богатый опыт преподавания основ православной культуры в рамках регионального и школьного компонентов образования с 1-го по 11-й класс, а начиная с 2010 года в 19-ти, а затем с 2011 года в 21-ом регионе на федеральном уровне проходит апробация комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики», одним из модулей которого являются Основы православной культуры. В перспективе Основы православной культуры должны быть введены во всех регионах России по всем годам обучения, но для этого необходимо будет пройти долгий путь, связанный с постепенным расширением практики преподавания курса, так как лишь в небольшом количестве регионов, преимущественно Центрального федерального округа подготовлено необходимое количество учителей, отлажено преподавание и методическое сопровождение курса. Осуществление этой задачи предполагает деятельное и активное сотрудничество органов управления образованием с образовательными структурами Русской Православной Церкви (Синодальным и епархиальными Отделами религиозного образования и катехизации) при тесном взаимодействии с научным, педагогическим и родительским сообществами в регионах.

Одним из важнейших, но при этом предварительно официально не заявленных следствий введения этого курса стало постепенное воцерковление преподающих курс учителей. При этом, можно предположить, что у учителей ОПК в большинстве своем ведущих еще и другие предметы, это положительно повлияет на характер изложения материала по ним.

С другой стороны, чтобы введение курса ОПК в школьную программу было успешным, необходимо если не устранить, то хотя бы минимизировать возможные противоречия между ним и рядом других школьных предметов.

Так, уже давно с чисто научной точки зрения выглядит смешным анахронизмом навязывание школьникам теории Дарвина в ее советском варианте, а ведь в школьной программе до сих пор этому учат. Здесь можно вспомнить, что сам Дарвин, будучи христианином, говорил, что цепь эволюции прикована к Престолу Всевышнего. Детям необходимо рассказать и о том, что далеко не все ученые разделяют теорию эволюции, многие из них являются креационистами. Что глубоко верующими церковными людьми, и даже священниками, могут быть известные ученые - физики, химики, математики, биологи. Что постижение ими глубин науки только укрепляло в них веру в Творца.

В первую очередь учителям необходимо объяснить, что светский характер образования - не значит атеистический. Так, светская часть культуры Российской империи была в своей основе глубоко православна.

Противоречить курсу будет и то, если например, на уроке труда детям предложат сделать какую-либо подделку, связав ее с языческой традицией оберегов. Так, например, в одной из Московских школ, где в качестве эксперимента преподается ОПК, детям на занятии в школьном кружке предлагают освоить изготовление народной куклы. Само по себе это может быть хорошо и полезно, но вот в какой-то момент на уроке говорится о том, что сегодня будем делать куклу-берегиню. Попытка указать учителям на то, что здесь есть видимое противоречие с тем, что дети слышат на ОПК, вызвала возражение, дескать мы не язычники, а русскую культуру надо изучать во всей полноте. Но разве изучая творчество А.С. Пушкина в школьном курсе детей надо знакомить с «Гаврилиадой»?

А вот обратный пример. Во время практики студенты православного вуза давали урок ОПК в сельской школе Костромской области. Темой урока были церковные праздники. Практикантки - городские девушки, знающие курс школьного богословия, но не имеющие представления о традициях народной культуры России. И они так и не смогли понять, что же дети имели ввиду, когда говорили им про Яблочный Спас. Православным миссионерам необходимо понимать и знать народную культуру, архетипы народного мышления. Так, в Ярославской семинарии и на миссионерском факультете ПСТГУ читается курс лекций по традиционной русской культуре. Знание же фольклора при незнании церковной традиции может порождать такие якобы научные высказывания (цитата взята из автореферата канд. дисс.) - «Главным действующим лицом праздника Преображения является яблоко».

Курс основ православной культуры должен во многом стать курсом культуры своего народа, раскрыть перед ребенком образ Святой Руси, познакомить его с сонмом русских святых, помочь глубже понять отечественную историю и культуру.

С этой задачей ни как не коррелирует преподавание знаний о традиционной русской народной культуре, исходящее из аксиомы о ее полуязыческой сущности. Однако, так мыслит не только часть светских ученных, но и некоторая часть православного духовенства. Есть храмы, где все что, так или иначе связанно с народной традицией - начиная с вышитых рушников для икон, ассоциируется с областью махрового суеверия и попадает под запрет. Их реакцию отчасти можно понять: в течение более полутора веков ученые постоянно занимались и занимаются выявлением языческих основ народной культуры. В настоящее время у многих, в том числе у школьных учителей, у православных священников, взгляд на народную традицию, на веру народа сформирован работами Рыбакова или тех, чьи исследования выполнены в рамках его научной школы. Реконструируя более или менее убедительно то, как верили наши предки в языческий период, они эти выводы переносят - и совершенно необоснованно - на значительно более позднюю эпоху.

Но сейчас все больше и больше православных ученых: этнографов, фольклористов, искусствоведов, историков пишут о не состоятельности концепции двоеверия, доказывая, что мироощущение простого русского человека, крестьянина было глубоко православным. Одним из основоположников этого научного направления стала М.М. Громыко. Многие ее ученики уже успешно защитили докторские диссертации, посвященные исследованию различных аспектов православного уклада народной жизни. Приведем здесь цитату из предисловия к вышедшей недавно научной коллективной монографии «Святыни и святость в жизни русского народа»: «Русская церковная культура вся насквозь была пропитана народностью, силой народа, его талантами и трудами, как и наоборот, народная культура была по-настоящему церковна, воцерковлена, духовность ее имела православный характер».

Другим камнем преткновения в деле воспитания детей в православной русской традиции могут стать и   часто становятся   проводимые в школе праздники. В православной печати уже много сказано о чуждости нам пришедших из-за границы праздников «Хеллуин» и «День святого Валентина», о мрачной истории дня 8 марта. Здоровой антитезой им станет обращение к праздничным традициям русского народа. Совершенно замечательно, когда в устроении праздника школа и приход объединяются. Но для этого сам приход должен иметь традицию проведения внебогослужебной части того или иного праздника. Лучше всего здесь обстоит дело с Рождеством. В последние 20 лет традиция проведения приходской Рождественской елки сложилась на значительной части приходов. В современной приходской жизни в ряде храмов возрождаются некоторые масличные забавы. В дореволюционных проповедях они традиционно обличались. Но сейчас они, пусть и в редуцированной форме, организуется на некоторых активных молодежных приходах, например, строится ледяная горка, разводится костер, пекутся блины, проводятся потешные бои. У некоторых это вызывает недоумение - зачем возрождать языческие обряды да еще при храме? Но от язычества у этих забав - только клише, повешенное на них учеными. Главное же, что это становится антитезой способам развлечения посредством т.н. массовой культуры, в развращающем действие которой мы убеждаемся на протяжении всего постсоветского периода.

Другим мощным воспитательным средством  являются паломнические поездки. Они могут быть организованы и самой школой, а могут проводиться для школы силами близлежащего православного прихода. Так, например, один из священников Видновского благочиния Московской епархии уже не один год организует паломнические поездки для учащихся одной из школ района. Интересен опыт Симбирской и Мелекесской епархии. Паломническая епархиальная служба разработала несколько серий паломнических поездок для городских школ области. По этой программе в год для одного класса проводится несколько поездок, объединенных одной главной воспитательной целью. Это может быть воспитание патриотизма, милосердия, чувства взаимопомощи и т.д.

По мнению И.А. Ильина, размышлявшего о национальном воспитании, «чем раньше и чем глубже воображение ребенка будет пленено живыми образами национальной святости и национальной доблести, тем лучше для него. Образы святости пробудят его совесть, а русскость святого вызовет в нем чувство соучастия в святых делах, чувство приобщенности, отождествления; она даст его сердцу радостную и гордую уверенность, что «наш народ оправдался перед лицом Божиим», что алтари его святы и что он имеет право на почетное место в мировой истории... Образы героизма пробудят в нем самом волю к доблести, пробудят его великодушие, его правосознание, жажду подвига и служения, готовность терпеть и бороться, а русскость героя даст ему непоколебимую веру в духовные силы своего народа. Все это вместе взятое есть настоящая школа русского национального характера»!

Путешествуя по монастырям, соприкасаясь с величайшими святынями Русской земли, школьники одновременно соприкасаются с историей Отечества. Паломнические поездки для детей становятся серьезной школой патриотического воспитания.

В некоторых школах организуют субботники, направленные на оказание помощи близлежащему монастырю или приходскому храму. Расчищают и облагораживают находящиеся в окрестности святые источники. Особо хочется отметить инициативу Каменской средней школы Калужской области. На памятниках в городах и сёлах есть фамилии погибших воинов и инициалы. А чтобы помянуть в церковной службе требуется знать имя. Школьники несколько лет ходили по сёлам, узнавали: кто такой «Соколов А.И.». То ли «Андрей», то ли «Алексей»? И практически полностью составили списки погибших воинов, и передали их в Казанскую Амвросиевскую женскую пустынь в Шамордино.

По словам покойного Святейшего Патриарха Алексия II «в основе патриотизма лежит акт духовного самоопределения. Патриотизм может жить лишь в той душе, для которой на земле есть нечто священное, которая на своем живом опыте узнала объективность и безусловное достоинство этого священного и увидела его в святынях своего народа. Система ценностей Святой Руси создавала все условия для высшего духовного самоопределения, а значит, и зрелого патриотизма русского народа». (Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия к клиру. Приходским советам храмов Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на Епархиальном собрании 2007 года. ЬПр://и'\у\у.ра1г1агс111а.ги/с1Ь/1ех1/356093.Ь1т1)

Преподавание Основ православной культуры должно помочь в формировании верной самоидентификации ребенка в глобальном культурном пространстве; стать для современной российской школы фундаментом формирования представлений о традиционных ценностях русского народа, а также народов, исповедующих православие и входящих в каноническую юрисдикцию Русской Православной Церкви.

 

Анастасия Юренко,

научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, старший преподаватель кафедры культурологи Миссионерского ф-та ПСТГУ, член редколлегии Научного православного журнала «Традиции и современность», кандидат исторических наук

Другие статьи номера
Православный календарь