Поиск по архиву

Серия "Вера. Образование. Жизнь". Выпуск 1

Опыт и перспективы защиты прав детейв контексте либерального подхода

Согласно ст.2 Конституции РФ в России «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», а «защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства». Особое внимание в сфере защиты прав человека государством и об-
ществом уделяется защите прав детей, поскольку дети относятся к наиболее уязвимой категории граждан. В послании Президента РФ Д.А.Медведева Федеральному Собранию Российской Федерации на 2010 год было отмечено, что «26 миллионов детей и подростков, живущих в нашей стране, должны стать ее достойными гражданами, полноценно развиваться, расти здоровыми и счастливыми. Это задача номер один для всех нас».1

 

 

Преступные посягательства на несовершеннолетних

 

Мы полностью поддерживаем эту позицию главы нашего государства. Анализируя уголовную статистику 2009 г., Президент указал на существование серьезнейшей проблемы насилия в отношении детей. Однако спустя год, ситуация в сфере преступлений в отношении несовершеннолетних остается столь же острой.  В 2010 году число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств, составило 100227 человек.2

По  официальным данным число несовершеннолетних, пострадавших от преступных посягательств в 2011 г. составило 93 241 человек (для сравнения в 2010 г. этот показатель составил 100227 человек)3.

 Среди них:

• потерпевших от преступлений против жизни и здоровья (убийства, покушения на убийства, убийства, сопряженные с изнасилованиями или насильственными действиями сексуального характера, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) в 2011 г. – 29543 человека ( в  2010 г. – 31426 человек);

• потерпевших от преступлений против свободы, чести и достоинства личности (похищение человека, незаконное лишение свободы, торговли людьми) в 2011 г. – 1063 человека, (в 2010 г. – 1299 человек); против собственности в 2011 г. – 27296 несовершеннолетних; (в 2010 г. – 35508 человек);

• потерпевших от преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности (изнасилования, насильственные действия сексуального характера, понуждения к действиям сексуального характера, совершение полового акта с лицом, не достигшим 16-ти, 14-ти, 12-ти летнего возраста) в 2011 г.
– 7142 ребенка (в 2010 г. – 6927 человек);

• потерпевших от развратных действий в 2011 г. – 1635 человек (в 2010 г. – 1867 детей);

• потерпевших от преступлений против нравственности (вовлечение в занятие проституцией, изготовление и оборот материалов или предметов с порнографическими изображениями несовершеннолетних и пр.) в 2011 г. – 110 человек4.

Опасное пренебрежение статистикой

 

В настоящее время в обществе популяризируется тенденция акцентуации на проблеме семейного насилия в отношении детей. Однако исследования проблемы преступности в отношении несовершеннолетних и данные статистики не подтверждают натянуто преувеличенные масштабы такого насилия. Согласно данным официальной статистики, представленной ГИАЦ МВД России  за 2010г., менее 8% из общего числа пострадавших от насильственных преступлений детей становятся жертвами родительского насилия.

Среди 49332 несовершеннолетних, потерпевших от преступлений, сопряженных с насильственными действиями, в 2011 г. (в 2010 г. этот показатель составил 55170 человек) непосредственно от преступлений со стороны членов семьи пострадало 5099 человек (в 2010 г. – 5208 детей).

Тот факт, что более чем 90% несовершеннолетних жертв насильственных преступлений пострадало не от членов семьи, а от посторонних лиц, свидетельствует о том, что именно такое насилие является по-настоящему серьезной проблемой общества. Поэтому именно предупреждение и борьба с этими преступлениями должны стать главными задачами защиты прав детей.  Однако сегодня мы наблюдаем, что акцент внимания правозащитных организаций смещен из области защиты детей от преступных посягательств в сторону либерализации прав несовершеннолетних, принятия западных норм и правил в отношении допустимого поведения детей и, как следствие, защиты прав детей, понимаемой в либеральном ключе.

 

Опасность растления молодежи

 

В ряде развитых зарубежных стран права детей трактуются исключительно в либеральном контексте, на основании чего дети имеют возможности на реализацию большей части своих прав, в то время как в отечественном законодательстве существует своя правовая традиция, согласно которой полная дееспособность наступает с 18 лет (в некоторых специально предусмотренных законом случаях с 16 лет). В число детских прав с позиции либерального подхода входит и право на личную жизнь, в том числе на сексуальные отношения с любого законодательно не запрещенного возраста (в некоторых европейских странах возраст согласия на сексуальную активность – 14 лет, однако если обоим детям, вступающим в сексуальные отношения, менее 18 лет, уголовной ответственности никто из них не несет), главное условие, чтобы ребенок сам этого захотел, а также право на любые другие действия по его желанию. Это право напрямую закреплено в ч.1
ст. 16 Конвенции о правах ребенка, согласно которой «ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь». Такое понимание прав ребенка лишает родителей возможности контролировать жизнедеятельность ребенка, связанную с реализацией его личных прав, защищать нравственное, физическое и психическое здоровье детей, налагая запреты, в том числе в сфере сексуальной жизни, поскольку эти действия родителей, с точки зрения либерального понимания защиты прав несовершеннолетних, «нарушают права ребенка». В России, несмотря на то, что уголовно наказуемым являются половые сношения и иные действия сексуального характера совершеннолетнего с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, общественная мораль отстаивает более поздний возраст вступления в сексуальные отношения, и мало кто из родителей поощряют ранние половые связи своих детей. Однако экспансия иностранных норм осуществляется весьма явственно.

В Европейских странах существует множество популярной литературы, в которой россиян откровенно критикуют за «излишне нравственный подход к воспитанию несовершеннолетних», а порицание или запрет родителями ранних половых связей детей расценивается исключительно как нарушение выше упомянутой ч. 1 ст. 16 Конвенции о правах ребенка. Все заявления международных организаций о нарушениях прав детей в России включают в себя и претензии на этот счет.

Либеральные изменения в понимании сущности прав детей на личную жизнь, как возможности самостоятельного выбора, с какого времени и с кем начинать половую жизнь, весьма поддерживается лицами нетрадиционной сексуальной ориентации. Несмотря на то, что педофилия – это уголовно-наказуемое деяние, ее сторонники, вдохновляемые либеральными тенденциями, осмеливаются отстаивать свои права. Так, в известном манифесте педофилов (или бойлаверов, как называют себя педофилы), который уже появился в русскоязычной версии на страницах интернета4, педофилами отстаивается главное «право мальчика – свободно раскрывать, развивать и совершенствовать свою индивидуальность и свою чувственность». Причем педофилы утверждают, что именно они защищают права ребенка, а жестоким обращением предлагают «считать ситуацию, при которой мальчику запрещено пользоваться своими правами участвовать в любовных взаимоотношениях». Они открыто ссылаются на Конвенцию о правах детей: «Мы требуем, чтобы нынешние стандарты сексуальности были переосмыслены. Эти нормы нарушают основные права человека». В этой связи стоит отметить, что существенную долю преступлений в отношении несовершеннолетних занимают преступления сексуального характера.

Отношение либерально настроенной Европы отчетливо проявляется в решении Гаагского суда, который в 2006 г. отклонил иск общественности о запрете общественной организации педофилов PNVD (которая, в том числе, требует снижения возраста согласия на сексуальную активность до 12 лет), признав ее деятельность законной.

 

Последствия либеральной идеологии

 

По нашему мнению, распространение подобной идеологии, изменение стандартов сексуально дозволенного поведения ребенка, имеет серьезные нравственные и криминогенные последствия. Почему? В силу специфики детства. Внушение детям определенных мыслей, разжигание их любопытства, а также размывание в их сознании границы нормальных и отклоняющихся сексуальных отношений, способствует повышению уровня виктимного поведения детей, а значит, может привести к росту числа преступлений в отношении несовершеннолетних. По данным исследований, жертвы сексуального насилия достоверно раньше вступают в сексуальную жизнь, чаще меняют сексуальных партнеров, имеют в несколько раз больший диапазон сексуальной приемлемости5.

Особенностью личности ребенка является то, что его легко убедить в нормальности самых извращенных влечений, и чем младше ребенок, тем легче это сделать. Навязывание новых сексуальных стандартов для детей и подростков, изменение традиционной морали, понимание права ребенка на личную жизнь как возможность свободного выбора времени начала сексуальной жизни и свободную смену сексуальных партнеров, подмена понятий секс и любовь – это не только серьезная нравственная проблема современности, но и проблема криминологическая.

Помимо преступности в отношении несовершеннолетних, эта проблема затрагивает вопрос репродуктивной безопасности населения. Известно, что ранняя половая жизнь ведет к серь-
езным последствиям, в том числе и в репродуктивном здоровье девушек6, повышается риск гинекологических и венерических заболеваний, ранней беременности, увеличивается число абортов, нежелательных родов, рождения больных и слабых детей. По оценке специалистов, в России ежегодно делается 1,6 – 1,7 миллионов абортов, причем каждый пятый аборт делается подростками до 18 лет7. Отчетливо прослеживается связь между ранним началом половой жизни и общей деградацией личности ребенка, ведущей к иным видам отклоняющегося, в том числе преступного поведения. Из числа опрошенных несовершеннолетних девушек, совершивших повторные преступления, только 8,7% указали на отсутствие половых контактов в их жизни. Возраст начала ими половой жизни определяется следующими данными: до 14 лет – 37, 3%; 14–15 лет – 55,4%; 16 лет – 7,3%8.

В России сегодня существуют благотворительные фонды и организации, финансируемые из зарубежных источников, созданные для защиты прав несовершеннолетних в либеральном ключе, которые проводят сексуальное просвещение детей в школах, беседуя о «безопасном» сексе, и занимаются раздачей презервативов детям с 14-15 лет. Результатом подобных действий на практике оказывается снижение нравственности, рост распущенности в сексуальном поведении, а данные статистики свидетельствуют о том, что в регионах, где проводятся такие занятия, несмотря на сокращение численности самих несовершеннолетних, число заболеваний, передающихся половым путем, и абортов детей, в лучшем случае не уменьшается. Вполне очевидно, что если законодательством запрещены сексуальные отношения с лицами до 16 лет, более того, подобное деяние со стороны совершеннолетних относится к преступным, то и начало полового воспитания возможно только после достижения указанного возраста.

Весьма показательна в этой связи положительная динамика преступлений, предусмотренных ст. 134 УК РФ9: если до 2003 года регистрировалось не более 200 преступлений в год, то в 2005 г. их было зарегистрировано 1632 преступления, в 2006 г. – 3081, в 2007 г. – 3911, в 2008 г. – 4479, в 2009 г. – 4746 преступлений. Таким образом, столь стремительный рост числа вступающих в сексуаль-
ные отношения несовершеннолетних, не достигших шестнадцатилетнего возраста, свидетельствует о начале активной реализации детьми «прав на личную жизнь», а в действительности – о росте их отклоняющегося поведения в сексуальной сфере.

Именно сторонники либерального подхода к защите прав детей на слушаниях в Государственной Думе Российской Федерации в июле 2011 г. при обсуждении во втором чтении проекта закона «Об охране здоровья граждан» отстаивали норму, предусмотренную ч. 2 ст. 54, на основании которой «несовершеннолетние в возрасте старше пятнадцати лет имеют право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство или на отказ от него», что, по сути, исключает право родителей участвовать в решении вопроса охраны здоровья своих детей и позволяет делать аборты с 15 лет без согласия родителей. Мы полагаем, что подобная «защита прав детей» на самом деле нарушает их права, а также способствует росту детской виктимности, создает угрозу репродуктивной безопасности населения и семье в целом.

 

 

 

 

Угроза распространения наркотиков

 

Еще одна криминологическая угроза – такое нарушение прав детей, которое оправдывает употребление наркотиков. В некоторых зарубежных источниках либерального толка получила развитие «прогрессивная» мысль о том, что употребление наркотиков – право выбора ребенка. Родители в этом случае, уважая права детей на свободу выбора, будучи обязаны заботиться об их здоровье, максимум «имеют право» приобретать своему чаду стерильные шприцы, дабы ребенок не заразился в результате своего увлечения.

В России эта кощунственная мысль пока не получила общественного признания, однако уже сегодня некоторые фонды и организации (в их числе благотворительный фонд «Нет алкоголизму и наркотикам» («НАН»), программы и мероприятия: «Дети улиц», программа снижения вреда «Ясень») в рамках своей благотворительной деятельности занимаются обменом шприцем, проводят консультации для потребителей наркотиков (вплоть до подробного описания обработки шприцев в домашних условиях)10.

Заслуживает внимания и тот факт, что указанный ранее проект закона «Об охране здоровья граждан» содержит еще одну норму (в духе либерального понимания защиты прав детей), которая фактически поощряет наркоманию, поскольку закрепляет за лицом, достигшим шестнадцатилетнего возраста и страдающим наркоманией, право лечиться только по своему согласию (ч. 2 ст. 54 «Права несовершеннолетних в сфере охраны здоровья»). Подобное понимание защиты прав детей, по нашему мнению, несет в себе серьезные нравственные и криминологические последствия.

Данные многочисленных исследований подтверждают, что именно возраст 15-16 лет является наиболее опасным, в том числе в плане приобщения к наркотикам, когда дети еще не почувствовали отрицательных последствий своего пагубного пристрастия и не осознают необходимости лечиться. В то же время наиболее эффективно лечение проходит на ранних стадиях наркотизации, и не позволить этого сделать вовремя фактически означает лишить человека шанса на спасение. В связи с этим предлагаю Церкви как первой защитнице человеческой души выступить против этой нормы в законопроекте.

По нашему мнению, либеральная защита прав детей на свободу выбора и в сфере отношения к наркотикам, с позиции криминологического прогноза, приведет к ухудшению положения дел в сфере наркотизации несовершеннолетних и росту криминальной активности организованных преступных групп в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Само по себе отсутствие уголовно-наказуемого запрета на употребление наркотиков являет собой государственную позицию по этому вопросу, с которой мы не можем согласиться. Оставление наркомании вне сферы уголовно-правовой ответственности свидетельствует либо об отсутствии официального порицания наркомании, либо о безразличии к этой проблеме. Мы полагаем, что имеет смысл также возвращение в правоприменительную практику России  принудительное лечение алкогольно- и наркозависимых людей. Согласно ч. 3 ст. 18 УИК РФ, осужденным к аресту и лишению свободы больным алкоголизмом, наркоманией, токсикоманией, по решению медицинской комиссии, применяется обязательное лечение. Причем принудительное лечение применяется вовсе не как наказание, а как дополнительная защита их прав в сфере здоровья. Если, согласно Конституции РФ, все граждане равны в правах и свободах, то почему права заключенных в сфере защиты их здоровья защищаются лучше, чем права граждан, не имеющих проблем с законом?

 

Реальные шаги по защите детей и общества

 

Обозначим лишь некоторые перспективные шаги, которые, на наш взгляд, позитивно скажутся на ситуации в обществе. Начнем с образования. Целесообразным видится выделение на государственном уровне в качестве приоритета духовно-нравственного воспитания и развития человека. В связи с этим мы предлагаем включить в школьное образование функцию нравственного и духовного воспитания детей. Ее реализация должна войти в квалификационные требования всех категорий работников с детьми. Необходимо также шире и активнее вводить изучение духовной основы отечественной культуры в образовательных учреждениях страны. Заметим, что, при всей тоталитарности государства советского периода, вопросы нравственного воспитания молодого поколения ставились во главу работы. Уже ни для кого не является секретом, что основные положения Морального кодекса строителя коммунизма фактически являют собой христианские заповеди.

В период демократического развития нашей страны задача духовного развития и нравственного воспитания детей и молодежи лишь декларировалась на уровне государства, а решалась и решается до сих пор исключительно на добровольных началах в каждом отдельно взятом субъекте Российской Федерации по-своему. Декларативный характер духовного и нравственного воспитания детей проявляется в том, что критерием работы школы является образованность как совокупность знаний, фиксируемых через ЕГЭ, без внимания к формированию  целостной духовно-нравственной личности.

Анализ статистики красноречиво свидетельствует о том, что, несмотря на стремительный рост образованности в обществе за последние сто лет, преступность не только не сократилась, но, напротив, увеличилась в разы. Для сравнения: если в 1924 г. в РСФСР на учете в комиссиях по правонарушениям (без учета города Москвы) состояло 25 423 несовершеннолетних11, то на начало 2010 г. в России на учете в подразделениях по делам несовершеннолетних органов внутренних дел состояло 284 604 несовершеннолетних, в том числе в возрасте до 14 лет – 50 11012.  Налицо негативный прирост более чем в 10 раз.

Это доказывает, что существующая система отечественного образования не в состоянии оградить человека от пороков, в том числе - от совершения преступлений. Данный вывод подтверждается и проводимыми нами исследованиями духовно-нравственного развития несовершеннолетних преступников. Мы зафиксировали  весьма низкий его уровень. Значительная часть лиц, отбывающих наказание в воспитательных колониях, не понимают значение таких понятий, как милосердие, сострадание, патриотизм, не считают ценностями целомудрие, честность, самопожертвование, скромность, любовь к Отечеству, ответственность. Увеличилось число немотивированных преступлений несовершеннолетних, когда насилие по отношению к жертве совершается ради удовольствия, ради самого «процесса», что является показателем глубокого духовного падения и нравственного растления человека. Это не может не вызывать у государственных служащих и всех здравомыслящих людей серьезных опасений и озабоченности судьбой России. В то время как у правопослушных детей уровень духовно-нравственного развития гораздо выше. Следовательно, духовное просвещение и нравственное воспитание является основой для предупреждения отклоняющегося поведения детей, в том числе преступности.

На основании этого мы и считаем, что на государственном уровне должен быть выделен приоритет духовно-нравственного воспитания и развития человека.

Второе перспективное направление – внесение  уголовно-наказуемого запрета на употребление наркотиков и возвращение в правоприменительную практику России принудительного лечения алкогольно- и наркозависимых людей. Возможность принудительного лечения наркозависимых людей будет способствовать улучшению криминогенного фона в обществе, а также помощи семьям, страдающим от действий больных людей. Эта мера позволила бы также на ранней стадии предупреждать наркозависимости несовершеннолетних, оградить их от негативного влияния и примера взрослых, а также могла бы способствовать предупреждению преступлений, поскольку большинство бытовых преступлений совершаются вследствие употребления разного рода дурманов.

Согласно ст. 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты…нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения…безопасности государства». По нашему мнению, ограждение детей от наркотиков, ранних и беспорядочных половых связей является вопросом не только нравственности, здоровья, жизни, но и вопросом государственной безопасности.

 

*  *  *

В заключение еще раз обращаю внимание, что в рамках распространяющегося либерального подхода к защите прав детей, когда акцент делается на правах ребенка, а не на его обязанностях – перед родителями, перед обществом, перед Родиной, помимо прочего, теряются очень важные составляющие личности – нравственность и духовность.  Поэтому резюмируя вышесказанное, вношу на обсуждение участников XIV Епархиальных Богородично-Рождественских образовательных чтений следующие вопросы:

Может ли процесс эволюционирования защиты прав детей быть бесконечным в своем развитии?

Как на правовом уровне и на уровне правоприменения определить ту тонкую грань, после которой благое дело защиты прав детей, обрастая новым (либеральным) пониманием этих прав и способов их защиты, перестает приносить пользу и начинает причинять вред самим детям, семье, обществу, государству?

Является ли либеральный подход к защите прав детей действительно защитой их прав или ведет к подрыву веками проверенных устоявшихся отношений в традиционной семье между кровными родителями и детьми? 

Должны ли мы, многонациональный народ России, имеющий богатый культурный и духовный опыт, перенимать бездумно любой опыт зарубежных стран и неаргументированно считать его прогрессивным?

Полагаю, что  ответы на эти вопросы общество должно найти сообща, а мы с вами обязаны внести в это свой посильный вклад.

Спасибо за внимание!

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь