Поиск по архиву

Серия "Вера. Образование. Жизнь". Выпуск 1

Семейно-демографические проблемы современного общества

Что понимается под семьей сегодня?

 

Семья… Это близкое и родное с детства слово понятно всем. Любой, даже маленький ребенок, знает, что семья — это дом и тепло, мама и папа, братья и сестры, бабушки и дедушки, забота и любовь… Семья — это основа основ любого общества, страны, государства. Однако то, что так легко поддается объяснению уже в раннем возрасте, сегодня трудно определяется учеными. Парадокс? Безусловно. Но в чем причина этого парадокса?

Двадцатый век существенно деформировал как саму супружескую жизнь и семейный образ жизни, так и традиционные представления людей о семье и супружестве. Одним из первых  диагноз современной семье поставил русский социолог П. Сорокин, который в 1916 г. опубликовал работу «Кризис современной семьи». В ней он указывал на уменьшение числа детей в семье, на снижение брачности и увеличение доли одиночных домохозяйств, на увеличение числа разводов, на нуклеаризацию семьи, а также на снижение родительского авторитета. Примечательно метафоричное описание П. Сорокиным процесса нуклеаризации, согласно которому семья превращается «из цельного слитка во все более и более худеющую  ….. и разваливающуюся храмину»1. Обозначенные П. Сорокиным семейно-демографические тенденции в начале двадцатого века только зарождались (среднее число рождений в то время составляло около 7 детей на одну женщину!). Но гениальный ученый разглядел в этих только появлявшихся ростках будущие глобальные тренды.  

На протяжении двадцатого века эти кризисные тенденции прогрессировали. К ним также добавились плюрализация допустимых форм брака и сексуального поведения (сегодня более чем в десяти странах мира легализовано однополое партнерство), гипер-
эмансипация женщин и феминизация мужчин (появился даже термин «травоядные» мужчины), движение «childfree», ювенальная юстиция и попытки американцев заменить самые дорогие для человека слова «мама» и «папа» формальными и холодными существительными «Parent 1», «Parent 2». 

Ученые попали в «методологический тупик»: а что называть сегодня браком и семьей? Единая точка зрения на этот счет в современной научной среде отсутствует. Группой американских ученых и общественных деятелей фамилистического направления (А. Карлсон и др.) было предложено понятие и понимание «естественной семьи». «Естественная семья» основана на браке и любви между мужчиной и женщиной, предполагает ведение общего домохозяйства, а цель такой семьи – рождение детей. Понятие естественной семьи отделяет семью от  альтернативных форм сексуального партнерства, которые семьей не являются, и препятствует размыванию представлений о социальной сущности института брака.

Однако этой точки зрения придерживаются далеко не все ученые. Для многих, если не для большинства, под браком и семьей понимаются самые разные формы сексуального партнерства. Например, центральный журнал Национального Совета по Семейным отношениям в США традиционно назывался the Journal of Marriage and the Family. Сейчас он называется the Journal of Marriage and Family. Отсутствие определенного артикля «the» перед существительным Family в данном случае отражает идею, что больше нет единственной модели Семьи, но существует многообразие образцов семейной жизни2.

Здесь сразу необходимо отметить, что легализация альтернативных естественной семье сексуальных партнерств типична, прежде всего, для стран Запада. Но, к сожалению, то, что уже укоренилось в Европе, США, и даже то, от чего население этих стран начинает постепенно отказываться, вкусив «все прелести» дисфункциональных последствий, навязывается нам, россиянам, в качестве модных и даже «прогрессивных» образцов сексуального, брачного и репродуктивного поведения.

Небольшой пример. Примерно полгода назад меня пригласили участвовать в телевизионном ток-шоу «Семья – ячейка общества?». Из названия и темы программы видно, что ставится под сомнение само существование семьи как основного социального института общества. Один из основных участников ток-шоу всячески пытался доказать, что семья как важнейшая социальная структура вытесняется сетевой семьей. Границы семьи размыты, а сама современная семья выполняет уже совсем другие функции. Провокационные темы иногда кажутся абсурдными, но их цель – взбудоражить общественное мнение и глубоко в сознании (особенно молодых людей) посеять зерно сомнения в истинности общечеловеческих ценностей. Это зерно затем терпеливо взращивается, пока новый росток не принесет свои плоды.

Конечно, то, что семья была и остается основной «социальной клеточкой общества», не вызывает никакого сомнения. Это аксиома. Социальная история человечества свидетельствует, что семья – это не только самый устойчивый социальный институт, выполняющий важнейшие функции, связанные с репродукцией и социализацией новых поколений, но и тот «микромир», где формируется душа человека, его гражданская культура и ответственность, представления о правах и обязанностях, чести и достоинстве. И сегодня, как никогда ранее, становится очевидным, что если семья перестает реализовывать эти функции, то общество как социокультурная система деформируется и погибает. Именно такие процессы протекают сегодня в странах Западной Европы и у нас, в России: семейные ценности разрушаются, а семейный образ жизни трансформируется, а точнее сказать – деградирует. Нельзя не замечать этих тенденций и никак не реагировать на них. Не обращать внимания – значит не сопротивляться и  не пытаться противостоять разрушению естественной семьи.

 

Демографические проблемы современного общества

 

Одно из острейших последствий, вызванных деградацией семейно-брачных отношений, – серьезные демографические проблемы в странах Запада. В режиме депопуляции живут все страны Восточной Европы, Германия, Япония, Италия и т.д. Коренное население не воспроизводится уже в 30 странах мира. Проблема спада рождаемости была осознана в начале XX в. В Западной Европе в то время развернулась острая дискуссия о демографической судьбе европейцев. Именно в это время обозначилось основное противоречие в демографических процессах: с одной стороны, численность населения Земли стремительно увеличивается, но, с другой, появились страны, которым грозит депопуляция, сокращение и вымирание коренного населения. Противоречивость демографических процессов разделила ученых-демографов на тех, кто видит основную демографическую угрозу в перенаселении Земли, и тех, кто ищет пути спасения от депопуляции.

Но сегодня даже в демографически благополучных странах мира наблюдаются демографические деформации. Пример – Индия, Китай, где селективный аборт  привел к перекосу половой структуры населения. Так, вместо нормального соотношения девочек и мальчиков при рождении, которое составляет 100/105, в Китае в 2005 г. на 100 девочек рождалось 118 мальчиков. Демографы подсчитали также, что в Китае уже более 31 миллиона мальчиков, которые, достигнув своего 25-летия, т.е. активного брачного и репродуктивного возраста, не смогут найти себе невесту в Китае3.

 

Демографические проблемы Российского общества

 

Особо трудное положение с воспроизводством населения в нашей стране. Демографическая деградация остается одной из самых трудноразрешимых проблем российского общества. По предварительным итогам Переписи населения 2010 года, естественная убыль россиян составила 2,2 млн. человек – это людские потери за межпереписной период, т. е. с момента предпоследней переписи, прошедшей 8 лет назад. Если рассчитать естественную убыль с момента начала депопуляции (с 1992 г.), то цифра превысит 12 млн. человек4.

Депопуляция в России обусловлена, с одной стороны, высокой смертностью и относительно невысокой продолжительностью жизни россиян, а c другой стороны, сверхнизкой рождаемостью. Суммарный коэффициент рождаемости  начал заметно падать еще в 1960-ые гг. Именно тогда он опустился ниже границы простого воспроизводства. Из-за инертности демографических процессов численность населения  в те годы даже увеличивалась, но поколение детей, рожденных в начале 1960-х, уже не замещало поколение своих родителей. Однако настоящий провал с рождаемостью произошел в 1990-ые гг., когда Россия вошла в эпоху устойчивой депопуляции (рис. 1).

Рис. 1

Суммарный коэффициент рождаемости в России (1960-2005)

 

В 2000-ые годы наблюдается небольшой подъем рождаемости. Но радоваться по этому поводу слишком рано. По прогнозам демографов небольшой подъем рождаемости – это лишь «затишье перед бурей». Совсем скоро нас ждет новая волна демографического спада – в репродуктивный возраст вступает малочисленное поколение 1990-ых. Социализированное в однодетных семьях, оно само ориентировано на такую же модель семьи – это социально-демографическая закономерность!

Современная сверхнизкая рождаемость в России обусловлена доминированием в семейной структуре населения малодетных семей. Только 6% семей в России воспитывают трех и более детей, (в Западной Европе – 12-15%)5 , тогда как для простого воспроизводства населения около 50% всех семей должны иметь 3-4 детей6. Несложные расчеты показывают, что «сохранение народа российского» невозможно без существенного увеличения доли семей с тремя и более детьми. Эта демографическая истина сегодня не только артикулируется учеными, но осознана и руководством страны. В своем третьем Послании Федеральному Собранию РФ Президент России Д.А. Медведев сделал особый акцент на стимулировании государством рождения третьих детей. Он предложил меры материальной поддержки, а также поддержал пропаганду многодетности на примере социальной рекламы «Они родились третьими».

 

Основные причины демографических проблем

 

Но приведут ли предпринятые меры к желаемому результату? Вопрос остается открытым. Часто даже те люди, у которых есть потребность и желание родить третьего ребенка, не могут решиться на такое действие. Сложившаяся ситуация есть результат комбинации ряда объективных и субъективных компонент. К объективным причинам относятся глобальные семейно-демографические тенденции снижения рождаемости, связанные с изменением потребностей в детях и обусловленные общей модернизацией и секуляризацией общества. Субъективными факторами являются специфические для нашей страны и ее населения «барьеры» рождаемости. Ясно, что переломить ход истории и изменить общемировые тренды невозможно, однако преодоление «наших барьеров», препятствующих реализации потребности в детях, – задача посильная для государства и общества. Что мы имеем в виду, когда говорим о барьерах реализации потребности в детях? Как правило, россияне связывают отсутствие возможности родить второго или третьего ребенка с плохими материальными и жилищными  условиями жизни, см. Табл. 17.

Таблица 1.

Факторы, влияющие на реализацию репродуктивных предпочтений (в % от числа опрошенных в каждой группе)

 

Конечно, условия жизни являются важным фактором, обусловливающим готовность семьи к рождению вторых, третьих и последующих детей. Но сегодня не только они создают препятствия к рождению детей. О чем идет речь? Прежде всего, отметим укоренившиеся в массовом сознании россиян негативные стереотипы, «образы» многодетной семьи. Семья с несколькими детьми ассоциируется у нас с бедностью и девиантностью. Крылатым стало выражение: «Зачем нищету плодить?». Подтверждением данного тезиса являются результаты опроса Фонда общественного мнения (ФОМ). Так, на открытый вопрос: «Что, прежде всего, приходит Вам в голову, когда Вы слышите словосочетание «Многодетная семья»?», ответы россиян распределились следующим образом. 21% указали на бедность, нищету, голод; 13% - на проблемы, трудности, неблагоустроенность, 11 % отметили, что это большая, дружная, веселая семья; 10% - что много детей, шум и гам от них. 10% дали положительную оценку, указали на положительные эмоции (радость, одобрение, уважение и т.п.). 5 % дали отрицательную оценку, указали на отрицательные эмоции (глупость, безрассудство, шок и т.п.), 18% затруднились ответить, и остальные 12 % указали на определенное количество детей в многодетной семье8. Аналогичные результаты, свидетельствующие о преобладании в сознании молодежи негативных ассоциаций, связанных с многодетными семьями, получены при опросе автором студенческой молодежи г. Москвы. Студенты указывали, прежде всего, на материальные проблемы, жилищную неустроенность, бедность и даже голод – как на основные характеристики семей с несколькими детьми. Таким образом, семья с несколькими детьми перестала соответствовать нормативной модели «нормальной» и «благополучной» семьи. А это означает, что родить третьего ребенка у нас – определенная смелость. Решившиеся на этот шаг родители идут вразрез с «общепринятыми» канонами семейного поведения, общественным мнением и его ярлыками.

Еще одно препятствие формируют современные СМИ. Как позиционируется семейный образ жизни в СМИ и, главным образом, на телевидении? Многочисленные телевизионные ток-шоу и передачи типа «Программы Максимум» выбрасывают в эфир на общественное обсуждение изнанку семейной жизни так называемых «звезд» и простых граждан. Не сходят с телевизионных экранов сцены семейного насилия, драк между супругами, сюжеты с бесконечными разводами с дележом имущества и детей (достаточно вспомнить обсуждение разводов К. Орбакайте с Р. Байсаровым и В.Н. Батурина с Я. Рудковской).

Поток «семейной грязи», льющийся на неокрепшее сознание молодых людей, провоцирует чувство неприязни к семейному образу жизни. Но где же положительные примеры? Их почти не видно. Как альтернатива беспросветной семейной жизни в мягкой форме навязывается иной, свободный от семьи и детей образ жизни с его лозунгом «бери от жизни все» и с беспорядочными сексуальными отношениями. В этой связи нельзя не согласиться с мнением А. Шестакова, что «современная молодежь подвергается безальтернативному навязыванию антисемейных ценностей эгоцентризма, гедонизма, разврата и вседозволенности со стороны СМИ, желтой прессы, беллетристики и т.д.»9. Типичный молодой человек находится в плену антисемейного информационного контента, формирующего моду на внесемейный образ жизни. Очевидно, что без выхода из этого информационного плена и заслона антисемейной пропаганде другие меры стимулирования рождаемости будут малоэффективны.

 

Ориентация россиян на семейные ценности

 

Можно ли исправить сложившуюся ситуацию? Имеются ли у нашего народа ресурсы для демографического ренессанса? На наш взгляд, основным культурным ресурсом является сохраняющаяся в массовом сознании россиян ориентация на семью и семейные ценности - своеобразный архетип,  коллективное бессознательное нашего народа. По данным различных социологических центров, семья остается «приоритетной» ценностью для россиян и стабильно занимает первое место в рейтинге «высших ценностей».

В 2008 г. около 73 % россиян назвали семью «самым значимым в жизни». Для сравнения отметим, что богатство как высшую ценность выбрали 25,6 % жителей России, а «интересную работу» около 31% опрошенных россиян10. (Табл. 2)

 

 

 

 

Таблица 2.

Рейтинг «высших ценностей» россиян

Здесь необходимо отметить, что само понятие «семьи» у населения России еще не так размыто, как, например, у жителей Западной Европы и Америки. Для последних зачастую семья - это и LATы (гостевые семьи), и различные формы свингерских отношений, и даже гомосексуальные союзы. В массовом же сознании большинства россиян укоренились представления о «нормальной» семье как о полной (с двумя родителями) семье с детьми. Семья - это единый дом, супруги, дети, общее хозяйство. Данный тезис подтверждает устойчивость установки на официальный брак россиян, а также сохраняющаяся устойчивость семейной структуры населения России. Так, при опросе о необходимости вступления в официальный брак, более половины россиян 53,8% высказали мнение, что нужно вступать в брак обязательно, без официального брака не может быть полноценной семьи, и только 11% полагают, что семья может быть полноценной без официального брака11.

 

Заключение

 

В заключение хотелось бы поставить принципиальный вопрос: «Может ли Россия сохраниться как социокультурная целостность, а наш народ выйти из демографического тупика?». Безусловно, шанс у нас есть. Надежду вселяет сохраняющийся еще культурный ресурс, ориентация людей на семью и брак. Однако этот ресурс необходимо всячески поддерживать и подкреплять имеющимися у нашей богатой страны материальными ресурсами – активно улучшать материальные и жилищные условия жизни семей с детьми, а также информационным ресурсом. Нужно объединять усилия гражданского общества, ученых, Церкви, СМИ и государственной власти для сохранения семьи как базового социального института и высшей человеческой ценности!

 

Антонина Вячеславовна Носкова

 

доктор социологических наук, доцент, профессор кафедры социологии, факультет международной журналистики Московского государственного института международных отношений МИД России

Другие статьи номера
Православный календарь