Поиск по архиву

Газета "Боровский просветитель" № 4

Некоторые пробдемы защиты прав детей в контексте либерального подхода

По материалам доклада на круглом столе «В защиту детства, семьи и нравственности». Боровск. 2011

 

Обобщенные результаты современных исследований, проведенных учеными различных областей знаний и нами, позволяют сделать вывод о существовании острых проблем российского общества, среди которых: перманентная деградация духовных и нравственных основ общества; низкий прожиточный уровень семей с детьми; проблема здоровья населения; низкий уровень медицинского обслуживания (в первую очередь имеется в виду снижение возможности для большей части населения получения качественного медицинского обслуживания); рост отклоняющегося поведения, в том числе алкоголизации, наркомании, беспорядочных половых связей в обществе.

Наиболее острой проблемой современного общества можно назвать все же проблемы нравственного характера. Важнейшим показателем современного состояния семьи является характеристика ее нравственных основ. Ученые констатируют, что сегодня в России отсутствует сформулированная и осознанная система ценностей. Нет даже абсолютных (единых для всех) нравственных ценностей, которые были бы приняты населением. Христианская мораль после многих лет забвения восстанавливается в сознании людей очень медленно и пока не в состоянии конкурировать с моралью материально-обывательской. Современное российское общество демонстрирует высокий уровень терпимости к существованию множественности нравственных стандартов. Свидетельством нравственной деградации общества выступает непростительное для нашего времени явление - социальное сиротство (если жив хотя бы один из родителей детей), имеющее место в 95% случаев. Такому положению способствует также и то, что ежегодно более четырехсот тысяч женщин рожают детей вне брака, среди которых 100 000 несовершеннолетних женщин (до 18 лет). Число детей, родившихся вне зарегистрированного брака, составляют почти третью часть всех рожденных детей. Ярким свидетельством нравственной деградации современного общества и социальной неустроенности семейной жизни является массовый характер совершения абортов, по числу которых Россия занимает одно из первых мест в мире. По данным официальной статистики, в 60 % случаях беременности в России заканчиваются абортами. На тысячу россиянок приходится 32 аборта, в Западной Европе - всего 12. Несмотря на то, что эти действия не нашли уголовно-правовой оценки, по нашему глубокому убеждению, аборт абсолютно аналогичен преступлению, направленному на лишение жизни.

Все перечисленные проблемы непосредственно нарушают права детей, и их решение должно стать главной задачей защиты прав несовершеннолетних.

Поскольку перечисленные проблемы современного российского общества затрагивают конституционные права граждан, то и решать эти проблемы должны в первую очередь органы государственной власти. Однако это не освобождает от соответствующей деятельности и органы местного самоуправления, как и общество в целом. Но хотя эти серьезные проблемы не решены, в ряде регионов наблюдается тенденция акцентуации защиты прав детей в семейных отношениях.

В отличие от выше перечисленных проблем российского общества, последствия которых с каждым годом все более нарушают права детей, преступные посягательства на детей со стороны родителей (которые имеют место в нашей стране, как и в любой другой), характеризуются одинаковым уровнем (то есть числом из расчета на 100 тыс. населения) из года в год. Действительно, наблюдается рост преступлений в отношении несовершеннолетних, но не со стороны родителей. В числе таких («неродительских») преступлений преступления сексуального характера (особенно педофильные), торговля детьми, в том числе с целью продажи на органы, преступления против нравственности и так далее.

Возникает вопрос: с чем связан такой ажиотаж именно к преступлениям в отношении детей, совершаемых в семье? И почему вместо решения актуальных проблем действительности наблюдаются попытки переноса акцента общественного внимания на те сферы, где не зафиксирован рост правонарушений в отношении детей.

Мы полагаем, что это связано с адаптацией в России ювенальной юстиции, с внедрением ювенальных технологий с целью создания видимой активности в сфере защиты прав детей для того, чтобы заслонить существование реальных проблем, связанных с нарушением прав детей.

Наш анализ региональной деятельности в сфере внедрения ювенальных технологий позволяет сделать вывод, что некоторые представители власти не разбираются в том, что представляет собой ювенальная юстиция, какие технологии относятся к ювенальным, а какие являются частью отечественной системы защиты прав детей, и, наконец, какие из ювенальных технологий противоречат Конституции РФ и российскому законодательству.

Говоря о ювенальной юстиции, я хотела бы сразу уточнить то, что необходимо понимать под этим явлением. Ювенальная юстиция в переводе на русский язык означает правосудие в отношении несовершеннолетних. В действительности ювенальная юстиция - это разработанная за рубежом целая система , направленная на защиту прав детей.

Ювенальная юстиция - это не только ювенальные суды, в чем пытаются убедить общественность ювеналы. Согласно концепции введения ювенальной юстиции в Российской Федерации, «под системой ювенальной юстиции понимается совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, неправительственных некоммерческих организаций, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, нацеленные на реализацию и обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка (несовершеннолетнего)» .

Как следует из Заключения Общественной палаты Российской Федерации, ювенальные суды - лишь основа создания и развития ювенальной юстиции, «задачи которой гораздо более широкие, чем формирование альтернативных форм наказания несовершеннолетнего преступника или правонарушителя...Ювенальная юстиция - это правовой инструмент решения различных проблем детства в стране... ювенальная юстиция станет важным базисным элементом построения всей системы взаимоотношений ребенка и общества в ситуации, когда этот ребенок нуждается в защите, вне зависимости от того, совершил он преступление (правонарушение) или нет».

Альтернативой ювенальной юстиции в России, основываясь на  конституционных принципах защиты детства, является существующая система защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Права детей в России сегодня защищаются большим числом государственных органов и общественных организаций, к которым относятся: аппарат уполномоченного по правам ребенка, комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы опеки и попечительства, суды, прокуратура, Министерство внутренних дел, Служба исполнения наказания, Министерство образования, Министерство здравоохранения и социального развития, различные комитеты, общественные правозащитные организации и др.

Таким образом, в России существует идентичная по своему назначению ювенальной юстиции система защиты прав детей. Разница этих систем усматривается в принципах и механизмах деятельности, а также в понимании прав детей и объема этих прав. В странах, в которых внедрена ювенальная юстиция, права детей трактуются исключительно в либеральном контексте, в котором дети имеют возможности на реализацию всех своих прав, в то время как в отечественном законодательстве полная дееспособность наступает с 18 лет (в некоторых специально предусмотренных законом случаях с 16 лет).  В число детских прав входит и право на личную жизнь (то есть на сексуальные отношения с любого возраста и на любые другие действия по желанию ребенка), что напрямую закреплено в ч. 1 ст. 16 Конвенции о правах ребенка, согласно которой «ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь». И в таких странах родители не имеют права контролировать жизнедеятельность ребенка, принуждать его к чему-либо, налагать запреты, поскольку эти действия «нарушают права ребенка». В некоторых зарубежных источниках получила развитие такая «прогрессивная» мысль, что и употребление наркотиков - право выбора ребенка, родители же в таком случае, уважая права детей на свободу выбора и будучи обязаны заботиться о их здоровье, максимум «имеют право» приобретать своему чаду стерильные шприцы, дабы ребенок не заразился в результате своего увлечения. Ювенальная юстиция позволяет изымать ребенка из семьи по всем основаниям, тем или иным образом нарушающим права детей (понимаемые в том же либеральном ключе). Права родителей при господстве ювенальной юстиции автоматически уходят на второй план, уступая «приоритетности прав детей».

И здесь возникает вопрос: готовы ли мы уступить иностранному сообществу, приняв ювенальные подходы, отказавшись от своих принципов, традиций, представлений, правового и нравственного опыта, основанных на выдающейся духовной культуре и истории нашей страны, да еще и понеся при этом колоссальные расходы, необходимые на создание новых институтов, предполагающих содержание большого штата социальных работников?

При ответе на этот вопрос необходимо иметь в виду тот факт, что наше законодательство и практика правоприменения и без ювенальных новшеств весьма либеральна. Так, анализ отечественного уголовного и уголовно-процессуального законодательства свидетельствует о фактическом существовании особого порядка судопроизводства в отношении несовершеннолетних. В России существует особый порядок проведения в отношении несовершеннолетних таких уголовно-процессуальных и уголовно-исполнительных действий, как: предварительное расследование, рассмотрение дел в суде, привлечение к уголовной ответственности, назначение и исполнение наказания (глава 50 УПК РФ, глава 14 УК РФ).

Кроме того, несмотря на отсутствие специализированных судов для несовершеннолетних (так называемых ювенальных), на практике все судьи, наряду с основной деятельностью, имеют свою специализацию, и дела в отношении несовершеннолетних в суде всегда отдаются одному и тому же судье, который приобретает опыт работы в соответствующей сфере с несовершеннолетним контингентом. Таким же образом осуществляется работа на стадии предварительного расследования, когда дела в отношении несовершеннолетних, как правило, передаются наиболее опытному следователю, имеющему непременно высокую квалификацию.

Исследования Владимирского института Федеральной службы исполнения наказаний установили, что в течение последних нескольких лет число приговоров с назначением несовершеннолетним лишения свободы условно (то есть когда преступник отбывает наказание по месту жительства) порой превышали 90%. Даже лица, совершившие изнасилования, в большинстве своем получают приговоры, не связанные с реальным лишением свободы. Более половины несовершеннолетних освобождается от уголовной ответственности уже на стадии предварительного следствия. Что касается приоритетности мер воспитательного воздействия для несовершеннолетних правонарушителей, то и здесь  Россия не уступает странам, в которых практикуются ювенальные технологии. Такое положение дел свидетельствует о небывалой снисходительности и либеральности судопроизводства в отношении несовершеннолетних, и дальнейшее движение  в этом направлении просто лишено здравого смысла.

Несмотря на отсутствие широкого общественного и государственного одобрения (подтверждением чему служит отклонение Государственной Думой проекта ФКЗ «О внесении дополнений в Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (в котором предусматривалось введение ювенальных судов), ювенальные технол огии проникают в деятельность национальной системы по защите прав детей. Одной из причин подобных экспериментов служит низкая квалификация, в том числе юридическая подготовленность региональных чиновников. В результате чего уже сегодня в рамках «пилотных» проектов по внедрению ювенальных технологий имеются неединичные случаи изъятия детей из семей по нетрадиционным для российской правоприменительной практики основаниям. Чем отличаются «ювенальные изъятия»? Если раньше изъятие детей было возможным только из социально-неблагополучных семей, в которых родители вели асоциальный образ жизни, употребляли алкоголь, не занимались воспитанием детей, подвергали жизнь и здоровье своих чад опасности, то в рамках ювенального подхода критерии изъятий изменились.

Под ювенальным давлением без изменения федерального законодательства меняются как понимание некоторых оценочных понятий в законах, так и сама практика правоприменения. Уже сегодня в «пилотных» регионах поводом для изъятия детей из семьи может служить недостаточное материальное обеспечение семей, печное отопление в доме (что, по мнению «ювеналов», не соответствует мировым стандартам жизни детей), соблюдение ребенком религиозного поста (что расценивается как ущемление его прав) и многое другое. К семьям «группы риска» в ювенальном понимании относятся семьи «матерей-одиночек», малоимущие и многодетные. Причем в каждом  таком регионе действуют свои основания для изъятия, а их перечень не органичен и нормативно не закреплен. Таким образом, создается благоприятная обстановка для нарушения законных прав детей и родителей.

В различных документах внедряется понятие «психологического» (или «морального») вреда в отношении ребенка, в отличие от физического и психического вреда (традиционно известных нашему законодательству), это новое понятие, включающее в себя довольно широкий спектр воздействий на ребенка. Сегодня «психологический» вред не является правовым понятием, следовательно, и ответственность за такой вред не может входить в сферу общественного, государственного и любого другого контроля. Однако в случае введения в правовое поле такой оценочной категории каждый из нас может стать преступником. Это объясняется тем, что нет человека, абсолютно любящего всех людей, который кого-нибудь не раздражал, с мнением которого все окружающие были бы согласны.  Криминализация «психологического» и «морального» вреда приведет к дезорганизации всех сфер жизни общества. Рассматриваемые понятия настолько субъективны, что не поддаются контролю и оценке извне, со стороны. Последствием введения таких критериев будет полное разрушение семьи, никто не сможет и,  учитывая трудности (правовые последствия), не захочет жить друг с другом.

Наша криминологическая оценка ювенальных нововведений позволяет утверждать, что необоснованное увеличение прав детей, заключающееся в поощрении детского своеволия под видом защиты их прав, приведет к увеличению неуправляемости, отклоняющегося поведения и психопатологий, а в конечном итоге, к росту преступности несовершеннолетних.

Проблемы насилия в семье, существующие у нас наравне с любыми другими странами, - это проблемы самого общества, его безнравственности, а не результат неэффективной государственной борьбы с ним. И решать их необходимо не силовыми методами, а тем более насильственным изъятием детей у родителей, не ведущих антисоциальный образ жизни (что противоестественно и существующему праву, и естественным правам человека), а качественно иными способами - духовным и культурным  возрождением общества и семьи. Людей нельзя  насильно заставить отказаться от чего-либо, но можно убедить.

В настоящий момент стоит острая потребность укрепления, а не подрыва семьи, создание благоприятных условий для рождения и воспитания детей. А для этого предлагаем разработку на федеральном и региональном уровне программ, направленных на нравственное, духовное патриотическое воспитание детей, а также создание экономических, социальных, экологических, бытовых и иных условий для возможности полноценного формирования личности ребенка в семье. Очевидно, что в основе государственной политики в области поддержки семьи и развития культуры в целом, как мы полагаем, должна лежать официальная пропаганда абсолютной трезвости (по отношению ко всем дурманам) как нормы жизни всякого человека.

Елена Михайловна Тимошина,

кандидат юридических наук,

старший научный

сотрудник НИЦ №1

ФГУ «ВНИИ МВД России».

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь