Поиск по архиву

Газета "Вестник" №24 - 2014 г

Один из путей ко взаимопониманию...

Многие родители двух­трехлетних детей замечали, что когда они выходят гулять на улицу, то обязательно ищут какие­нибудь палочки, веточки, которые они любят держать в руках. Детям постарше тоже нравится играть с палками, размахивать ими налево и направо. Только, в отличие от малышей, их движения с палкой более осознанны: например, они пытаются этим прутиком срубить сухую траву, то есть их незамысловатые движения палкой в определенной степени уже можно назвать фехтовальными. Причем такое поведение характерно не только для современных детей. В советские времена, когда с большим успехом на телеэкранах проходил фильм «Три мушкетера» с Михаилом Боярским в главной роли, многие ребята стали подражать мушкетерам. Из подручных средств они делали деревянные шпаги и целыми днями фехтовали друг с другом во дворах, то и дело выкрикивая известный девиз мушкетеров: «Один за всех и все за одного!» Такие игры прививали детям понятия о чести, достоинстве, мужской дружбе, а также развивали в маленьких «мушкетерах» решительность, смелость и отвагу. В общем, как сказали бы нынешние психологи, подобная игротехника способствовала личностному росту и эффективному взаимодействию в коллективе.

Действительно, воспитательный и развивающий потенциал в фехтовании большой. Особенно это актуально сейчас, когда в современном обществе потребления царит дух индивидуализма. Неслучайно  в современной телесно­ориентированной психологии появилось такое направление, как терапевтическое фехтование, с помощью которого психотерапевт корректирует у своих клиентов излишнюю агрессивность, безынициативность, личностные расстройства и т.д.

Согласитесь, можно долго объяснять словами то, что быстро становится понятным через телесное взаимодействие. Терапевтическое фехтование помогает лучше понимать себя и других, способствует преодолению страхов, разного рода психологических зависимостей и внутренних конфликтов, избавлению от депрессии, стереотипов мышления, учит радоваться жизни. В процессе терапевтического поединка открывается, насколько его участники умеют быть честными друг с другом и доверять партнеру. Не говоря уже о том, что само фехтование – это активное движение, улучшающее координацию и пластику тела.

Поговорить о том, что такое фехтование, с точки зрения терапии и нравственного развития, мы решили с врачом Дмитрием Бадявиным, который уже не первый год занимается фехтованием с детьми, проживающими в Боровском районе.

— Дмитрий, что в вашем понимании фехтование?

— Неоднозначное понятие. В переводе с немецкого «фехтование» — «сражение, борьба», что предполагает борьбу с кем­то во имя чего­то. В этом значении фехтование – раздел прикладных воинских искусств. В нашей жизни, наполненной провоинскими символами и смыслами, под фехтованием также подразумевается стремление к достижению успеха в любой человеческой сфере деятельности через опережение других, что совсем не полезно для души. Для меня есть и третий смысл. Фехтование – это искусство. Здесь неуместно искать победителей и побежденных. Так что фехтование может и не являться поединком двух соперников. Это, скорее, порхание двух бабочек или полет двух птиц. Каждая бабочка исполняет свой танец, каждая птица поет свою песню, и никто никого не клюет. В завершение этого действа птицы разлетаются и садятся каждая на свою ветку чистить перышки.

В этом смысле фехтование в большей степени относится к искусству и творчеству, к личностному саморазвитию человека. Это путь обретения себя, поиск целостности существования и способ научиться взаимодействовать с окружающими людьми. Но, к сожалению, чаще всего человек начинает «фехтовать» в прямом и переносном смысле этого слова там, где ни он сам, ни люди этого не понимают. Фехтование — особый вид воинской культуры. Это квинтэссенциальное искусство  требует от занимающегося очень высоких морально­нравственных обязательств перед собой и окружающими.

Фехтовать — не значит намахиваться на партнера разными предметами и стараться его ударить. Это высокое искусство движения. Лично меня в фехтовании больше всего интересует  воинская хореография.

— Каково ваше мнение о фехтовании как терапии?

— Здесь очень важно, кем является инструктор, ради чего этим занимается, потому что терапия (в переводе с греческого — «оздоровление») – это второй шаг, а первый – это гнозис (знание, диагностика). Терапевтическое фехтование — рабочий инструмент психологов, система со своими жесткими правилами, и если их не соблюдать, то не будет должного результата. Сама по себе система психологической терапии вполне хороша.

По моему мнению, методика терапевтического фехтования необходима при разрушении жестких ограничивающих личность комплексов, которые ею же и созданы.

— Вы занимаетесь фехтованием с сыном…

— Я считаю, что, помимо воспитания и образования, у ребенка должно быть и полноценное физическое развитие. Нужно определить, какие есть задатки у человека, и на основании этого выбирать те или иные методы из различных видов спорта, в том числе, и фехтования. Здесь важны: дистанция, скорость, финты – все это очень хорошо развивает детей и взрослых.

— Психологами было отмечено, что совместные занятия родителей и детей фехтованием – это не только хорошее времяпрепровождение, но и выработка навыков эффективного взаимодействия в семье. После такой «игры в фехтование» улучшается взаимопонимание между детьми и взрослыми.

— Смотрю на это диаметрально противоположно. Прежде чем заняться с ребенком фехтованием, я полгода готовил его к правильному пониманию  наших совместных тренировок.  Мы с ним выучивали и декламировали большие стихотворения, пели русские народные песни, рассуждали о картинах известных художников, изучали исторические события, отрабатывали боксерские удары, ходили в тир… Много чего было. И в тех направлениях, где не проводилась соответствующая подготовка мировосприятия (основанного на православном вероучении), тут же проявлялись гордыня, тщеславие и легкомысленная самонадеянность. Он даже заработал в школе «двойку». Учительница — молодец. Сказала ему, что он должен серьезней и внимательней изучить следующую тему, и, услышав в ответ: «А я это все знаю!» — она его вызвала к доске, и он «поплыл». Она поставила ему «двойку», за что я ей очень благодарен. Поэтому перед игрой в фехтование инструктор должен «профехтовать» мировоззрение участников, особенно детей. А это уже педагогика и наставничество.

— Конкретно в чем заключается эта подготовка?

— Речь идет о конструктивном подходе к воспитанию и развитию ребенка. Человек, созданный по образу и подобию Божию, – творец, поэтому ему очень важно понимать, что нет ничего, его не касающегося. Его касается абсолютно все, что вокруг него происходит и о чем он вообще узнает. Детей следует приучать к сопереживанию, соучастию. Читать лекции о морали детям и некоторым взрослым – пустое занятие. А вот на своем примере, на каких­то историях, на ситуациях из окружающей жизни, научить можно. Если ты делаешь добрые дела не для «галочки», а потому что твое сердце так велит, то, конечно, терапевтическое фехтование пойдет тебе на пользу.

— Вы фехтуете с учениками всеми видами оружия?

— Дмитрий Иванович Менделеев как­то сказал: «Кто приступает к изучению сугубо химии, тот никогда ее не постигнет, потому что это лишь одна из граней человеческого бытия».

Мы фехтуем разными видами оружия, начиная от ножа и кончая мечами. Причем все это делается из подручных средств.

Фехтование как таковое – это работа с предметом, а также, повторюсь,  способ развития ребенка в физическом плане с помощью обычных вещей, которые могут быть применены в качестве оружия. Самой ответственной и серьезной мне казалась работа с веревкой, поскольку она наиболее проста и наиболее сложна одновременно.

— Сыну нравится заниматься фехтованием?

— Мы не рассматриваем это как фехтование.  Это сродни партии в шахматы. Взаимодействие, контакт двух людей, вербальный или какой угодно, есть ни что иное, как фехтование, если оба знают, что они делают.

— В чем красота шахматной логики фехтования?

— Наверное, речь идет о приближении к совершенству восприятия, о полноте и гармонии действий. Здесь важно то, что при фехтовании человек видит себя, как в зеркале, за счет рефлексии, только не ретроспективной, а «онлайн». Все мы в той или иной степени рефлексируем. Это полезно.

Большинство начинающих фехтовать не обучены азам техники, им нужно ее показать. Мы разучиваем позиции фехтования не для того, чтобы «проколоть» противника, а чтобы увидеть себя, как в трильяже – сразу в трех зеркалах. Одно из «зеркал» – твое внутреннее чувство, второе – это действия партнера, и третье «зеркало» — его действия в ответ на твои действия. Идет процесс бесконечного «отзеркаливания», осознания себя в этой ситуации.

Для меня фехтование – только один из многочисленных видов развития человеческой личности: психического, социального, физического – всякого. Если мы говорим о фехтовании как искусстве, то, повторюсь, это – две порхающие бабочки. Разумеется, необходимое условие для этого полета — филигранное владение техникой фехтования и чуткость.

— Современные родители не умеют проводить с детьми время досуга. В лучшем случае вместе смотрят телевизор… А что будет, если семья начнет играть в фехтование?

— Трагедия современной семьи вопиющая. Родитель – это лишь тот, кто родил, он не имеет еще морального права называться отец или мать. Ибо отец и мать – это учителя жизни, наставники и воспитатели.

Конечно, позитивность есть в том, что люди сообща будут что­то делать. Терапевтическое фехтование – один из способов развития личности, очень удачный для нашего времени, потому что он коллективный и социально востребованный.

— Раньше мы играли в мушкетеров, делали сами себе «шпаги», фехтовали во дворах…

— Сейчас дети в такие игры не играют. Царит культ потребителя, не стоит этого забывать. А основа потребительского отношения к жизни — индивидуализм: «Я — и только я! Таких, как я, больше нет! И мне — в первую очередь». Какое там мушкетерское: «Один за всех и все за одного…»? К сожалению, по нынешним временам многие этого не понимают.

Более того, любой человек, особенно, ребенок, взяв в руки фехтовальное оружие (даже ненастоящее), тут же опьяняется вседозволенностью свободы, которую не понимает. Свобода — это выбор ответственейший. А человек ошибочно думает, что свобода  означает: «я могу делать все, что хочу, и мне за это ничего не будет». Для ребенка это равносильно подливанию масла в огонь гордыни. Своих детей я учу не фехтовать — я учу их человечности и умению жить среди людей.

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь