Поиск по архиву

Газета "Вестник" №4 - 2014 г.

Православный взгляд на счастье

Накануне праздников принято друг другу желать счастья. При этом, разумеется, счастье каждый понимает по­своему. Например, когда одного молодого человека спросили: «Как стать счастливее?» - он ответил: «Нужно больше улыбаться, отдыхать, больше уделять времени себе и радоваться жизни». Разумеется, такой светский «рецепт» счастья не подходит для православного христианина. Стоит отметить, что тема счастья актуальна не только для светских, но и для верующих людей. Не случайно Святейший Патриарх Кирилл, касаясь этой темы в своих выступлениях и проповедях, заметил:  «Счастливы мы или несчастливы зависит от того, что у нас в сердце».

 

 

Современный книжный рынок просто переполнен книгами о способах приобретения утилитарного, мирского счастья, которые в действительности могут привести человека только к несчастью. Отрадно, что в этой духовно небезопасной литературной нише прозвучал голос священника о том, что же такое настоящее счастье и как его правильно понимать.

Недавно в издательстве «Никея» вышла новая  книга психолога протоиерея Андрея Лоргуса, в которой была предпринята попытка духовно­психологического исследования счастья, скажем так,  с православной точки зрения. Напомню, протоиерей Андрей Логрус - ректор Института христианской психологии, окончил факультет психологии МГУ и Московскую духовную семинарию. Он потомственный священник с 20­летним стажем и практикующий психолог. Несмотря на то, что «Книга о счастье» написана простым языком, доступным даже для далеких от веры людей, она весьма глубока по своей сути. Более того, отец Андрей касается в ней многих непростых вопросов современной церковной жизни.

Сначала я хотел написать отзыв на эту уникальную книгу, однако, прочитав ее дважды с карандашом в руке, понял: подробно говорить о том, что там написано, равносильно пересказыванию стихов своими словами. Мне кажется, эту книгу лучше изучить самому читателю, поэтому поделюсь только некоторыми своими впечатлениями и мыслями, навеянными данной работой.

 

Мифы о счастье,
или счастье внутри нас

В предисловии к своей книге отец Андрей пишет, что счастье для него никогда не было целью и смыслом жизни, но, исполняя свой долг священника и психолога, он пришел к выводу, что необходимо дать христианский ответ на вопрос, что такое счастье. При этом он сразу предупреждает читателей, что если их интересует счастье как объект, который можно найти, обрести, заслужить, выпросить или вымолить, то эту книгу им лучше не читать. Так же это относится и к тем, кто убежден, что жизнь - это трагедия, «крест» или тяжкое испытание.

По мнению батюшки, каждый способен быть счастливым, нужно только это себе позволить. Для христианина счастье - это ощущение полноты жизни с Богом.

В этой связи отец Андрей  рассматривает распространенные мифы о счастье, которые часто укореняются в нас с детства. Например, один из них: «Счастье будет когда­то...» - то есть человек живет в ожидании «светлого будущего». Тот, кто застал советские времена, хорошо поймет, о чем идет речь. Такая склонность к идеализации будущего обычно присуща детям.

У взрослых людей такое тоже бывает, но часто при этом они еще идеализируют прошлое: вот раньше все было лучше. В результате человек вместе с чувством реальности утрачивает и счастье,  которое всегда бывает только в настоящий момент. Поэтому православная аскетика учит трезвению: осознанности, собранности и четкой соотнесенности с настоящим моментом, то есть, как сейчас принято говорить, нужно быть здесь и сейчас.

Еще один миф о счастье можно сформулировать так: «Вот когда я разбогатею...» Он заключается в ожидании особого жизненного этапа, за которым, по мнению человека, все будет хорошо. Например, кто­то думает: вот когда заработаю миллион, или удачно женюсь (выйду замуж), или буду кандидатом наук, или стану начальником, -  тогда и будет мне счастье. Однако такая постоянно отодвигающаяся реальность часто ведет к сильному разочарованию и пустоте жизни, основанной на сплошном ожидании чего­то. Опять же, этот миф не позволяет человеку жить реальностью, настоящим. В результате такой поиск счастья со временем приносит много несчастья.

Как видим, подобные мифы ошибочно основываются на том, что якобы существует некий внешний источник счастья, который способен нас осчастливить. По мнению же священника Андрея Лоргуса, «главная духовная задача - научить людей перенести эту точку внимания, точку осознания внутрь себя, потому что источником счастья является собственная душа человека»,  которая очень ценна для Господа. Кстати, в основе слова «счастье» корень «часть». Для христиан радостно обнаружить, что счастье и причастие - однокоренные и по смыслу очень близкие слова.

В своей книге автор учит не путать радость и счастье с наслаждением - чувственным удовольствием. (В слове «удовольствие» два корня: «уды» - части тела, и «воля». Следовательно, «удовольствие» - власть тела, наслаждение). Радость гораздо многообразнее и многосложнее. В общем, батюшка призывает людей взрослеть, так как духовная и психологическая зрелость личности включает в себя реализм. По словам батюшки, необходимо научиться ценить сегодняшний день, так как только здесь и сейчас человек способен действовать: будущего еще нет, а прошлого уже нет. В этом смысле автор определяет счастье как деятельную радость, то есть не получение чего­либо, а именно созидание в себе духовной радости.

 

Познай себя

Современные люди, даже не интересующиеся психологией, знают, что в человеке есть не только сознательная, но и подсознательная (бессознательная) сфера. Образ бессознательного часто сравнивают с айсбергом: то, что находится над поверхностью воды, - это наше сознание, а то, что под темной водой, значительно большая часть, - наше бессознательное.  Но одно дело знать это понаслышке, а другое - убедиться в этом на практике.

Как­то я был свидетелем того, как одна женщина обратилась к психологу по поводу того, что она не умеет правильно обращаться с деньгами: сразу их тратит, залезает в долги и т.д. И вот психолог, чтобы разобраться в ситуации, предложил женщине пройти проективный (рисуночный) тест. Я стоял рядом и наблюдал за происходящим. Женщина взяла листок бумаги, ручку и стала уверенно выполнять задание психолога. Я умел интерпретировать этот тест и был очень удивлен (как и тестирующий психолог) тому, что стала рисовать женщина. Обычно такие изображения рисуют очень успешные в бизнесе люди. Их принято даже называть топ­менеджерами, и было неясно, как у этой женщины при такой психодиагностике могут быть какие­то проблемы в материальной сфере. Это же прирожденный лидер­руководитель. И вот в самый последний момент женщина вдруг неосознанно сама перечеркивает этот рисунок. Мы были крайне удивлены и спросили у женщины: «Зачем она это сделала?», - она недоуменно посмотрела на нас и с трудом вымолвила: «Сама не пойму, но рука так дернулась...» То есть в данный момент сработало ее бессознательное: на самом деле женщина не хотела богатства и боялась его, хотя говорила об этом с точностью до наоборот... Это наглядный пример того, что внутренние глубинные желания человека часто не соответствуют тому, что он озвучивает, находясь в ясном уме и трезвой памяти. Как говорится, у человека на уме одно, а в подсознании совершенно другое.

К слову сказать, тему бессознательного затрагивает в своей книге и протоиерей Андрей Лоргус. Он пишет: «Мы для себя в нашем бессознательном остаемся тайной». Именно то, что мы не знаем себя до конца, - результат всеобщего грехопадения. Он отмечает, что некоторые люди в бессознательной глубине не считают себя вправе быть счастливыми. Как выяснилось, в человеке может скрываться глубинное многоуровневое отрицание себя, своего счастья, отрицание любви.

По мнению священника­психолога, «именно в Евангелии стремление человека к счастью, к радости и к Богу раскрывается более чем убедительно, во всей полноте. Но Евангелие сейчас чаще понимается, к сожалению, не как открытие Воскресения, а, скорее, как открытие того же «фрейдовского» ада. Многие христиане видят в Евангелии, в первую очередь, свидетельство греховной безнадежности человека, а вовсе не свидетельство безграничной любви Бога к нам и того, как хорошо человеку быть вместе с Христом». По словам отца Андрея, он часто встречается у православных мирян с доминирующим пониманием, что главная их цель - поиск в себе греха, страстей и покаяния. Но покаяние понимается  ими не как путь «жизни преизбычествующей», а как  цель, далее никуда не ведущая. Выходит, человек принимает крещение, участвует в Таинствах, а при этом рождения Свыше у него не происходит. Тяга к греху у такого верующего не просто остается, но неосознанно ему с ней даже и расставаться не хочется.

 

Подсознательные «мины» на духовном пути

Автор интересно пишет и о ловушке ложных смыслов. Речь идет о том, что в глубине каждый человек стремится к своему благу, пусть и неправильно понимаемому.  Так, например, тот же вор может оправдывать свою преступную деятельность тем, что таким образом он борется с несправедливостью и алчностью богатеев.

По словам отца Андрея, некоторые и в церкви завуалировано продолжают поиски самоутверждения за счет других людей, стремятся к власти или деньгам. Разумеется, это страстные стремления, но они продиктованы какими­то глубинными смыслами, открыть которые и есть задача христианской психологии. То есть сделать так, чтобы человек осознал их и понял ошибочность, чтобы он созидал, а не разрушал свою жизнь. «Важная задача психолога - показать, что это не стремление к саморазрушению, греху, а желание мнимо понимаемого блага, которое оборачивается грехом».

В христианстве не существует рецептов. И «стандартная» духовная практика, описанная в учебниках для воскресной школы, в жизни не действует. Есть определенный внутренний оценочный критерий, данный апостолом Павлом: «Всегда радуйтесь». Речь идет о радости, которая не связана с внешними удовольствиями, но генерируется изнутри. Именно греховность внутренних установок не дает человеку ощущать эту радость.

Святые Отцы указали нам духовный вектор: стать образом и подобием Божиим, обрести свободу, способность творчества, созидательности, мужества, любви, - то есть обрести то, что помогает человеку в стремлении к цельности. Человек, настроенный на созидание в себе образа Божьего, и есть счастливый человек. В пасхальном ликующем тропаре «Христос воскресе из мертвых...» и заключается наше эмоциональное свидетельство о христианском счастье, - отмечает автор и далее продолжает: «Когда вы любуетесь закатом или восходом, знайте, что это Бог говорит всем: «Я вас люблю!» Об этом нужно чаще думать, чтобы выражение лица не было хмурым. Духовная задача - радоваться и преображать этой радостью отношения хотя бы с двумя­тремя своими близкими».

 

«Жизнь жительствует»

Как пишет отец Андрей, неверие в свое прощение многим отравляет жизнь, ведь это есть отрицание Божественного прощения. Счастье человеку открыто и дано в прощении Божьем, в Таинстве Исповеди. Однако даже в христианстве человек ухитряется выбрать аспект суда и наказания, а не аспект прощения и любви, несмотря на то, что Евангелие дает нам примеры того, как связь человека и Бога восстанавливается через прощение. Это и благоразумный разбойник, и блудный сын, и множество исцеленных и прощенных Господом людей. Для Господа ценность живой души человека несравнимо весомее, чем все его грехи. По сравнению с бессмертием человеческой души грех ничтожен.

В современных условиях необходим духовный вектор, который можно определить словами святого Иоанна Златоуста: «Жизнь жительствует». Это означает, что Православие должно нести людям свет жизни во всем многообразии, как понимает это Церковь.

Счастье по­христиански - это Пасха. Воскресение Христово - это победа Жизни над смертью, это победа Любви над враждой. Счастье христианина - это уверенность в бессмертии, упование на жизнь с Богом, на евангельскую любовь и жизнь в этой любви и прощении Божьем. По мнению автора «Книги о счастье», «очень важная миссия православия сегодня не просто сказать, а показать людям своей жизнью: «вот наша вера - вера радости и жизни».

Андрей Сигутин

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь