Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 6 - 2015 г.

"Проявления разные - а дух один..."

В буквальном смысле весь мир всколыхнуло недавнее убийство французских журналистов-сатириков. В очередной раз это стало свидетельством того, что нельзя глумливо шутить на национальные и религиозные темы. Однако особенность данного теракта в том, что люди встали перед негласным выбором, чью сторону принять. И получилось примерно так: вы за убийство или за европейское понимание свободы-вседозволенности, когда в непристойном и похабном виде «можно» изображать кого угодно, любые почитаемые фигуры, в том числе религиозные? По словам протоиерея Андрея Лоргуса: «Убийцы совершили преступление — это несомненно. Но надо понять, было ли преступлением то, что было допущено оскорбление. Причем одно преступление не может оправдать другого».

В этом смысле хорошо, что в нашей стране предпринимаются попытки урегулировать межконфессиональные, межрелигиозные, межэтнические проблемы с помощью законодательства. Однако не все можно решить на законодательном уровне. Необходимо еще чувство совести и самоцензуры, уважение к чужим обычаям, к чужим верованиям и святыням.

Предельно точно выразился протоиерей Андрей Ткачев: «Ничего святого нет для жителя пластмассового мира, кроме прибавочной стоимости. И смех его не гоголевский — исцеляющий, а бесовский — против святынь да ниже пояса… Долг любви и взаимоуважения обязывает россиянина разбираться в исламе хоть чуть-чуть и ни в коем случае не хихикать над ним развратным смехом атеиста… Русский человек должен быть религиозно грамотен, к людям разных культур уважителен, в суждениях о вере осторожен. Бог нас в мир привел не врагов, а друзей наживать…»

Как христиане мы должны молиться и скорбеть о погибших. Но также мы можем дать оценку и трагедии, и предшествующим ей событиям. Сострадание и молитва не отменяют трезвения и ответственности. Поговорить на эту сложную тему согласился священник Анатолий Чернов, настоятель храма в честь Иверской иконы Божией Матери в деревне Кривское Боровского района.

 

— Трагедия в Париже — это очередное напоминание: есть вещи, к которым надо подходить с особой осторожностью. К этой сфере относятся, главным образом, религиозные чувства человека.

Насмешки над тем, что придает осмысленность и направленность всей жизни другого человека, могут себе позволить только хамоватые и невоспитанные «поучатели-всезнайки». Поведение парижского журнала, поместившего карикатуры на пророка Мухаммеда и главу Исламского Государства, — чистая провокация. А реакция с местью и расстрелом редакции была прогнозируема: инциденты там уже и прежде были. Надо знать, над чем и с кем можно шутить!.. Однако в любом случае убийство — это грех и преступление, которому нет оправдания.

Мне жаль погибших журналистов и их родственников, но жалко и тех, кто пошел на это преступление и потом были сами убиты полицейскими. Хотя террористы-убийцы считали, что совершают священную месть и подвиг и этим служат Богу! Как странно: мерзость убийства безоружных людей провозглашается подвигом?! 

В цивилизованном обществе за глупую шутку, за рисунок и за неприятное слово нельзя убивать! В Европе и России оскорбленный дворянин когда-то вызывал на дуэль оскорбившего его дворянина. Разбирались один на один под контролем секундантов! Тоже гордыня, глупость и гадость, но это же не подлое мерзкое убийство из автомата безоружных людей! В России убитых на дуэлях не хоронили на общих кладбищах, так же как и самоубийц! Даром Божиим — жизнью своей или другого человека, нельзя распоряжаться по своей прихоти!

Православие учит людей прощению обид и обидчиков, тем более осуждает расправы. В России, например, никому из православных не пришла в голову идея приговорить к смерти небезызвестного Марата Гельмана за выставку, где топорами рубили иконы, и привести приговор в исполнение! Хотя у православных его выходка вызвала бурный протест и негодование… 

— А про «Республиканский марш» что скажете?

— Это их, французов,  дело. По большому счету, «марш» ничего не меняет. Это пиар-ход властей: «Пар выпустили!» Трагическое событие и массовая ответная акция теперь дает им (властям) моральное право усилить слежку и контроль над людьми. А кто контролирует, тот и будет управлять! Терроризм — прекрасный повод все контролировать для тех, кто хочет власти над миром. Поэтому он, терроризм, неуничтожим! Его одной рукой преследуют, а другой подкармливают!

У любой проблемы, как и у медали, есть две стороны.

Пуля и нож — аргумент бандитов, а не цивилизованных людей! И уж конечно, это не аргументы в богословском споре! Потому что, признав право на расправу с инаковерующими и инакомыслящими, плавно подходим к выводу о всегдашней правоте сильного и жестокого. А там уже очень скоро из такого «силового богословия» выходит, что Бог оказывается на стороне вооруженного бандита или террориста, а не его жертв!

У православных же считается, что «Бог не в силе, а в правде!» И, как уже говорилось, Православие учит прощению и обращает внимание человека на его собственные грехи, а не на грехи других людей.

— Мудрый человек знает: где, с кем и как можно шутить.  Французы говорят, что они так шутят. Говорят, мол, что их журнал шутливо критиковал все религии и шутливо проповедовал атеизм.

— Шутки бывают разные! Чувство юмора отличает человека, как вида Homo Sapiens, от всего остального животного мира. Грань тонкая между юмором, сатирой, провокацией и оскорблением чьих-то чувств!

Мудрый и воспитанный человек к этой тонкой грани не приблизится, тем более, не станет систематически ее переступать, как делал «сатирический» французский журнальчик. Надо прогнозировать последствия своих действий. «Хочу» — самое любимое слово ребенка, а «этого делать нельзя!» — говорит человек взрослый.

Кстати, оскорбиться-то можно от любого пустякового повода, а то и вовсе без него, например, только от того, что кому-то показалось, что у кого-то есть мнение, не совпадающее с его личным, единственно правильным, мнением! А был бы повод и, если очень хочется, то и жертва для мести найдется. Тут уж, кто слабый, да еще и «не наш», — тот и жертва.

Если нет светского закона, регулирующего этот вопрос, то для ищущих повод оказаться оскорбленными, открываются бесконечные возможности, ограниченные только безбрежными горизонтами их фантазии и наглости! И получится как в концовке известной басни Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать!»

— К слову сказать, наши святые тоже шутили, и их юмор кардинально отличался от нынешнего атеистического «нижепоясного» юмора.

— Конечно. Преподобный Амвросий Оптинский остался в памяти людей как человек жизнерадостный и веселый, часто облекавший свои спасительные советы и напутствия в коротенькие рифмованные строчки, чтобы лучше запомнились. Нигде в житиях святых не встречал упоминаний об их шутках над людьми с иным мнением. Святой Сергий Радонежский не вступал в ссоры, а уходил молча и молился об обидчике. И все разрешалось лучшим образом.

Также нигде в житиях святых не встречал упоминаний об их смехе над кем-то или над чем-то. У нас в Православии смехотворчество считается грехом.

Вседозволенность, даже если ее записать в Конституцию страны, вовсе не признак высокой культуры, а явный признак деградации! Франция, с признанием там однополых браков, показала нам всю свою истинную «прогрессивность»! Чем выше по ступеням культуры поднималось человечество, тем больше становилось моральных запретов. Тут без понятий греха и святости не разобраться, а это религиозные понятия.

В России «в шутку» кривлявшихся в нашем главном православном храме визгливых татуированных девок не сожгли на костре и не колесовали, а только слегка попугали, причем в соответствии с законом России. Им православные фанатики не перерезали горло. Они наверняка просчитывали последствия и не пошли со своим «панк-концертом» в синагогу или мечеть, хотя в Москве это все рядом!

Ключ к развязке ситуации — закон страны, обязательный для всех.

Приезжих и местных, которые не считаются с законами страны, нельзя считать добропорядочными гражданами и желанными гостями. Законы светского государства могут нравиться или не нравиться, но их надо исполнять! Попытка установить законы в соответствии с установками только одной религии, приведут к насилию и уничтожению всех людей, исповедующих другую религию, и даже атеистов. Какая уж тут демократия?

Наша сестра — православная Грузия  — до сих пор помнит о ста тысячах православных христиан, которым когда-то в один день в Тбилиси на мосту через реку отрубили головы захватчики-иноверцы. Знаю, но не скажу, какой нации и религии были палачи! — Вдруг их праправнуки оскорбятся!?

— У нас до подобных конфликтов, слава Богу, дело пока не дошло.

— Вот именно, пока. Мне думается, что вслед за попыткой развала нашей экономики последует попытка обострить в России межнациональные и межрелигиозные конфликты. В этом вопросе нам надо усилить бдительность, вносить ясность и принимать предупредительные меры.

Чем больше думаю о трагедии в Париже, тем все больше начинаю догадываться, что в жертвах и палачах действовал один дух. И это был не дух мира, уважения, смирения, любви и доброжелательности! Проявления разные — а дух один! Вы поняли, какой…

В этой связи вспоминается история о монахе, перевозившем на лодке паломников через реку. На одном его весле было написано «молиться», а на другом —  «трудиться». Когда он работал одним из весел, лодка кружилась на месте. Когда работал двумя — она двигалась.

Поэтому в такое непростое для нашей страны время нужно молиться за нашу родину — Россию, за наш народ, за власти. Молиться надо об этом всем народом, невзирая на наши конфессиональные различия. Да и самим пора начать изменяться к лучшему. Верховная власть за нас делать многие вещи не станет, да и не сможет.

Пора уже перестать делать пустые деньги не самыми честными способами, обманывать друг друга, воровать, пить, колоться и блудить! Пора настала начать честно работать, пока еще не совсем разучились!

В России сейчас начался кризис, продукты и услуги дорожают…

Мы очень быстро привыкли к хорошему. Откуда массовое жилищное строительство, коттеджи и дорогие иномарки? А сотни тысяч отдыхающих в теплых «заграницах»? Сколько сверкающих торговых центров появилось в нашем городе за последние пять лет? А заводов? А проектных институтов?

Мы что, так хорошо все эти годы работали, чтобы это благополучие было долговременным, естественным и не наводило никого на мысль, что за все когда-то придется платить? Заводы стоят, магазины завалены всякой, пока еще, зарубежной всячиной, зато есть шесть банков на расстоянии меньше трехсот метров от подъезда моего дома и все они еще недавно предлагали кредиты без подтверждения доходов заемщиками!  Что-то тут не так.

— Возникает извечный вопрос: «Что делать?»

— Не паниковать! Пена сойдет — скала останется. Если мы все еще великий своим духом и трудолюбием народ — выживем и станем сильнее. Россия ведь всегда из тяжелых прежних испытаний выходила окрепшей. Иначе, как сказано в Писании, Господин виноградника отдаст Свой виноградник другим виноградарям, которые будут отдавать Господину виноградника положенное во время свое (См. Мф. 21:33–44).

Давайте вспомним, что стало с городом, где Господь не нашел десяти праведников? А теперь подумаем, что должно стать со страной, где и десяти праведников не найдется? И мы еще чему-то удивляемся...

— Есть над чем задуматься. Спасибо за интересную беседу.

— Надеюсь, что не оскорбил ничьих религиозных чувств. Если кто-то нашел мои ответы оскорбительными — простите.

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь