Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 4 - 2015 г.

«Русским мало родиться. Надо еще и пригодиться»

В предыдущем номере «Вестника» мы начали разговор с кандидатом психологических наук Вячеславом Летуновским, разработавшим авторский курс подготовки руководителей «Наука побеждать. Управленческая система А. В. Суворова». В частности, речь шла о его бестселлере «Менеджмент по Суворову».  По просьбам читателей мы продолжаем беседу с Вячеславом Владимировичем о наследии нашего гениального полководца и о способах применения его принципов в нашей повседневной жизни. Тем более что Александр Суворов был глубоко верующим человеком. Без молитвы он не начинал ни одного дела, а в конце жизни даже написал Покаянный канон ко Господу нашему Иисусу Христу, по мотивам Канона преподобного Андрея Критского. 

Как известно, наш великий полководец обладал неординарным мышлением, поэтому весьма интересно было бы узнать у Вячеслава Летуновского, глубоко изучившего образ жизни и мышления Суворова, почему тот не знал поражений ни в одном сражении на протяжении сорока лет?

— Александр Суворов в силу своей природной скромности часто скрывал глубину своей мысли, однако все, что он говорил и делал, было цельно, монолитно и, главное: ясно, понятно и служило отличным образцом для подражания для людей, которые были рядом с ним. По словам одного генерала, «основной чертой духовного облика Суворова была его вера в Бога. Простая ясная вера, какой обладал всегда русский народ». Не в человека, что характерно для Западной культуры, а именно в Бога. Своей несокрушимой верой Суворов в немалой степени способствовал победам. Он верил в свое воинское призвание, в святую миссию православного воина, в несокрушимый дух русского солдата: «От храброго русского гренадера никакое войско в свете устоять не может», «Мы русские, мы все одолеем». До нас дошло описание такого случая. Во время Итальянской кампании Суворову донесли, что русские войска разбиты. «Они все убиты?» — переспросил Суворов. «Конечно, нет», — ответил доложивший офицер. «Так значит же, они не разбиты», — подвел итог Суворов. Оказалось, что в сражении при Нови французы прорвали центр строя. Суворов тут же выехал на место, восстановил строй и боевой дух и опрокинул французов…

Также одним из секретов успеха великого полководца Александра Суворова был его аналитический подход к любой ситуации. Например, он всегда выделял ключевых субъектов, задействованных в ситуации, а потом оценивал объективные факторы применительно к ним. Как говорится, за делами он всегда видел человека.

— Ключевые субъекты – это кто?

— Субъект — это человек или подразделение, или компания, или государство, в конце концов, если мы рассматриваем это в глобальном масштабе. Субъект, в отличие от объекта, наделен собственной волей, он принимает решения, испытывает эмоции, в отличие от объекта. Так вот, Суворов всегда выделял ключевых субъектов, ставил себя на их место, представлял, что они будут делать, и оценивал, в этой связи, объективные факторы (особенности местности, количество боеприпасов и прочее). Таким образом, его оценка ситуации была всегда безошибочной.

Это и есть развернутый «глазомер», о важности которого постоянно говорил Суворов. А субъектный и объектный анализ, когда все действующие лица складываются в единый сценарий, — это так называемое сценарное мышление Александра Суворова.

Понять сценарное мышление очень просто: нужно представить театральную пьесу. В ней обычно три-четыре акта. В первом акте дается общая экспозиция ситуации, представлена история героя и так далее. Во втором — герои потихоньку идут к столкновению, появляются второстепенные субъекты. Главные герои — это и есть ключевые субъекты. Есть субъекты второго уровня, скажем, союзники героя, союзники антигероя, есть нейтральные субъекты, которые могут, в зависимости от ситуации, склониться в ту или иную сторону. Третий акт — это конфликт, кульминация, где, по идее, главный герой должен победить. Подобным образом Суворов анализировал ситуацию во время подготовки к сражениям. Он четко выделял ключевых субъектов, второстепенных, нейтральных. Сценарий — это и есть разворачивание сюжета будущего сражения от начала до конца. А сценарное мышление — как бы умение мыслить этими разворачивающимися во времени сценариями. В какой-то степени это похоже на мышление гроссмейстера во время шахматного поединка.

— А как вы это  адаптировали к деятельности руководителей? Приведите несколько примеров рекомендаций, разработанных вами на основе принципов Суворова.

— Руководителям при постановке задач «по Суворову» рекомендую следующие правила. Первое: правило широкого контекста (в воодушевляющей манере донести цели предстоящей работы до людей; показать роль конкретного сотрудника в общем процессе; донести до сотрудника задачи, поставленные перед его коллегами). Второе: работа с перспективой (дать ясный позитивный образ будущего в случае реализации поставленной задачи. Дать ясный негативный образ будущего в случае ее нереализации; отметить перспективу всего коллектива и личную перспективу каждого сотрудника, перед которым ставится задача...). Третье: во всем должна быть конкретность, наглядность и так далее. Всего таких правил семь.

— В нашей прошлой беседе мы коснулись трех принципов мышления Суворова. Но, наверняка, у него их было гораздо больше.

— Конечно. Есть еще одно правило, которое он выделял. Назовем его правилом сосредоточенности сил. Что здесь имеется в виду? Суворов держал все свои войска на расстоянии не более дневного перехода. Для него самое важное было — держать все свои силы таким образом, чтобы он мог быстро их сосредоточить. Если говорить применительно к жизни обычного человека, то все наши дела, которыми мы занимаемся в жизни, должны помогать друг другу. Они не должны разбрасывать наши силы в разные стороны. То есть нужно быть собранным. Это также касается и ценностных, идеологических моментов: если в семье мать одних религиозных взглядов, а отец других — понятно, что в семье будет несогласие. Или еще пример. Недавно общался с одной православной женщиной, она издает гламурный светский журнал, но в то же время пытается жить достаточно строгой религиозной жизнью. Понятно, что подобная раздвоенность ее жизни ни к чему, кроме нервного срыва, привести не может. То есть мы должны быть собранны в одном направлении.

Это значит, что есть у меня главная цель, и я иду к ней без существенных отвлечений. Могу позволить поставить себе второстепенные цели, но если, допустим, они будут сильно меня отвлекать от главного направления, то не буду ими заниматься. Мы идем к одной, самой главной цели, о ней помним и всегда на нее ориентированы. 

— Да, в жизни главное не распыляться.  Вы сказали, что Суворов всегда обращал внимание на субъект, иначе говоря, на человека, то есть за делами он всегда видел  именно личность.

— Естественно, это суворовский подход субъектного анализа, когда ты ставишь себя на место другого человека и позволяешь ему проявиться. Чем еще интересен взгляд на жизнь Александра Суворова? Он в каком-то смысле создавал среду, в которой люди могли сами проявляться, раскрываться, проявлять свою активность. Для русского человека это очень важно: самому решиться и придумать, как найти выход из сложной ситуации — то есть проявить творческий подход.

— Какие еще правила из суворовской «Науки побеждать» можно позаимствовать для повседневной жизни?

— Александр Васильевич выделял семь законов. Остановимся на некоторых из них.

Первый: действовать не иначе, как наступательно. Суворов никогда не оборонялся — всегда наступал. Даже если ему ставили задачу оборонять крепость, он подпускал противника на пушечный оружейный выстрел, бил из всех орудий, выводил все силы, вел их в атаку и сминал врага — никогда за стенами не отсиживался.

Как можно переложить это на повседневную жизнь? Здесь важна активная мыслительная деятельность: то есть в определенной ситуации я четко для себя определяю, что должен делать, чтобы достичь успеха, победы и предпринимаю конкретные шаги. То есть я не жду, когда ко мне придет опасность, а сам проясняю ситуацию и делаю все возможное, чтобы эту опасность предотвратить.

— Как сказано в Писании: «Праведник прозорливостью спасается» (Притчи 11:9).

— Конечно. Вспоминаю суворовский афоризм: «Где тревога, туда и дорога, где "ура", туда и пора!» Это означает, что я не боюсь опасности, но иду ей навстречу. Допустим, у меня трудные отношения с клиентом или в семейных отношениях — я не боюсь прояснять сложные вопросы. И как только какая-то опасность забрезжила на горизонте, смело туда иду и эту опасность — назревающий конфликт — разрешаю. В определенном смысле, что в семейных отношениях, что в бизнесе эмоциональное напряжение копится-копится, а потом терпение у человека заканчивается, возникает жесткий конфликт, и отношения рушатся.

Третий закон — полная власть главнокомандующему: «одной метлой не мести вдвоем», «в одном дому двум хозяевам не бывать». Суворову очень часто приходилось воевать в ситуации некомпетентности командования. Это ему очень сильно мешало, пока он не стал фельдмаршалом, потому что его глазомер был на порядок точнее, чем у многих его начальников. Он видел, что если командир адекватен, достаточно решителен, то наилучший способ управления ситуацией — это единоличная власть. Единоначалие — умная власть главнокомандующего.

— Православным это хорошо подходит: например, в семье муж — глава.

— Конечно, но это не значит деспотичность власти. На этом ставил акцент Суворов. Александр Васильевич не только убеждал людей, но и слушал их, давал им возможность высказываться, вовлекал их в процесс постановки задач.

Если почитать записи про военные советы, естественно, там основное слово всегда оставалось за ним как за верховным командующим, и за единоначалие он всегда боролся. Но он всячески избегал авторитарной и деспотичной власти и, насколько это было возможно, вовлекал людей в процесс принятия решения.

Еще суворовский принцип: неприятеля атаковать и бить в поле, — не сидя в укрепленных районах, а перемещаясь за врагом. Это близко к тому, о чем я говорил: принцип полной наступательности. Мы врага не ждем. Суворов не делал никаких специальных засад, он ждал врага, все время реагировал на какие-то его действия. Даже если у него было меньше сил, Суворов наступал, причем со всех сторон. У врага начиналась паника. Тогда Суворов удваивал удары, и враг был всегда разбит.

Переносим это на сегодняшнюю ситуацию: я не должен решать ситуацию где-то «в штабе». «В штабе врут, а в поле бьют», — как говорил Суворов. Если есть какая-то проблема, возьмем ситуацию бизнеса, — иди «в поля»: к твоим продавцам, менеджерам или рабочим на производство — иди туда, где возникла проблема, и решай ее. Она должна решаться на месте, а не где-то в кабинете. То же самое касается и эффективности в личной жизни. Если возникла проблема, то я не звоню по телефону, пытаясь уточнить что-то, а иду на место, нахожу людей и решаю задачи. 

— Что такое «Наука побеждать»?

— Это сценарий победного сражения. Первая часть — это сценарий маневров, подготавливающий победное сражение, а вторая — это само победное сражение, которое передается солдату на его языке: с шутками, прибаутками, с афоризмами, с яркими образными картинами. И эту «Науку побеждать» во времена Суворова наизусть заучивали офицеры и в свою очередь зачитывали ее солдатам.

В настоящее время наследие нашего великого полководца Александра Васильевича Суворова, на мой взгляд, очень сильно недооценивается. Оно до сих пор еще не понято даже многими военными.

За последний год я стал взаимодействовать с военными, и понимаю, что наследие Суворова ими пока не вполне освоено. Слава Богу, у нас есть суворовские училища, которые культивируют образ Суворова. Там смотрят фильмы о нем, читают книги, в том числе, «Науку побеждать», запоминают его афоризмы. Но, к сожалению, то, о чем мы сейчас говорили, там не дается.

Неоднократно выступал для маленьких суворовцев, а сейчас готовлю курс «Наука побеждать» по Суворову, чтобы военным развернуто дать именно  суворовскую схему управления войсками, способы анализа ситуации на поле боя, принятия решения на примерах его сражений. Сейчас такой курс пишу, чтобы предложить его Министерству обороны России.

— Что бы вы хотели сказать в заключение?

— Важнейшая характерная черта Александра Васильевича — это любовь к Родине. Буквально через все его слова, дела и подвиги красной линией проходит его ясный бескомпромиссный патриотизм. При этом сразу важно отметить, что российский патриотизм Суворова наднационален. В его понимании «русский» — это не национальность, а призвание. «Русским мало родиться. Надо еще и пригодиться». Для Суворова самый что ни на есть русский — грузин П. И. Багратион, которому он перед смертью завещал: «Береги Россию!»

Образ самого Суворова в нравственном плане удивителен, его отличали честность и честь. Александр Суворов говорил: «Будем служить верою и правдою и сим посрамим врагов наших… Рано ли, поздно ли правда сама собою славна… Я люблю правду без украшениев… Всегдашнее почитание Бога и Богоматери и святых состоит в избежании греха…».

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь