Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 39 - 2014 г.

По молитве Патриарха

Видимо, немало людей до сих пор помнят кадры с Кремлёвской Рождественской ёлки 2014 года, когда вдруг из нарядного детского хоровода к патриарху Кириллу кинулась девочка и прижалась к его руке. Патриарх, наклонившись к ребёнку, ласково погладил её по головке и начал успокаивать. Но девочка расплакалась, и явственно было слышно,  как она сказала: «Я осталась одна!» Патриарх  Кирилл ободрил её: « Как же ты одна, когда мы все с тобой! Не плачь, всё будет хорошо!» Оказалось, что эта разрывающая сердце сцена имела  предысторию.

Перед Рождеством патриарх получил письмо от воспитанницы из приюта Милочки Щелоковой. Девочка писала о своем отчаянии, уверяла, что ей лично не нужны никакие самые чудесные подарки на Рождество, а нужна мама, чтобы она взяла Милу к себе домой. И она просила молитв патриарха Московского и  всея Руси для того, чтобы у нее появилась семья и родной дом. Конечно, Предстоятель Русской Православной Церкви не мог не обратить внимания на такое искреннее  и трогательное  письмо  горюющего ребенка.

Патриарху  доложили о том, что, действительно, в  Спасо -  Дмитриевском приюте есть такая  воспитанница – Милана Магомедовна Щелокова. От  девочки сразу после ее рождения отказалась  несовершеннолетняя мать. Не нужна она была и папаше, горячему  южанину. Но, видимо, кроме очевидного трудного положения молодой мамаши, большую роль сыграло и то, что у Милочки оказалось врожденное нарушение строения рук – ее ручки были без пальчиков.  Сначала младенца держали   в больнице. Потом поместили в детский дом, из которого в возрасте четырех лет она попала в Спасо-Дмитриевский приют – один из тех 24, которые были созданы по православному  проекту «Милосердие». В приюте из педагогических соображений группы детишек подбирались не  из ровесников, а соединяли детей разного возраста. Тогда, например, старшие могли  направлять младших в правилах поведении, а наличие малышей создавало бы у старших сознание ответственности  и желание  привычно помогать более слабым. Шло время, многие воспитанницы были взяты в приемные семьи. Последней удочерили милочкину любимую  слепую подружку. И в конце концов в группе осталась одна Милочка. Она понимала, что это из-за ее больных ручек. Но надежда умирает последней, уж так устроены люди, даже независимо от возраста... Каждый раз, когда становилось известно, что в приют пришли еще одни родители, и они будут выбирать себе ребенка, Милочка отчаянно надеялась, что выберут ее. И будет у нее мама, семья и родной дом. Представляете, сколько раз ребенок был на грани отчаяния!

Она ходила в Дмитриевскую школу. Читать и писать, конечно, умела. Но как трудно ей было писать почти отсутствующими пальчиками! И  однажды она решила обратиться за помощью к патриарху Кириллу. После памятной Кремлевской Рождественской елки патриарх долго гулял с Милочкой. Она подробно отвечала на его вопросы, говорила и о повседневных хлопотах, и о своих планах на будущее. Тогда стало известно, что она очень хочет научиться  играть на фортепиано и рисовать. Патриарх  обещал девочке за нее молиться.

Начались томительные дни ожидания. И люди, желающие ее удочерить, в приюте появились! Я плакала, глядя на сцену  у Кремлевской елки, очень желая помочь Миле.

Но и по возрасту, и  из-за состояния здоровья я понимала, что мне девочку не отдадут. А я реально могла бы научить ее и овладеть игрой на фортепиано, и рисовать. Долго думала, а потом  поговорила с моей дочерью и зятем. Они тоже очень сочувствовали ребенку. Свои дочери у них уже взрослые, и мы всей семьей решили, что им стоит похлопотать, чтобы удочерить  Милочку. Они созвонились с директором приюта, им назначили день встречи со специалистами. К их приходу там собрался целый синклит: кроме директора – педагоги,  социальный работник, психолог, адвокат. Естественно, подробно расспрашивали моих родных о квартирных и финансовых возможностях, о работе, о том, что, поскольку  педагоги не могут оставить воспитанницу без надзора, помощи и проверок, приемные родители должны жить или в Москве, или, в крайнем случае, в Московской области. Сказали и о том, что, Милочке  нужно срочно сделать операцию на пальчиках  в Израиле. Потому что врачи уже занимались болезнью девочки. Но пока без результатно. Моя  дочь была готова поехать с Милочкой на операцию. Говорили подробно  и о характере девочки, который, конечно, после всех ее переживаний и обид не был легким. И в то же время девочку характеризовали, как  живую, общительную, ценящую дружбу, умеющую добиваться поставленных целей. Расстроила представителей  приюта слишком большая занятость моих родных на работе. Девочка сложная, и оставлять ее одну, нельзя. Но дочь и зять видели выход в том, чтобы пригласить репетитора. Для удочерения нужно было собрать очень много всяких документов из разных инстанций. И, кроме того, три месяца ежедневно посещать в Марфо-Мариинской обители специальную школу для родителей, а этого по специфике своей работы мои родные сделать не могли. Директор приюта сообщила и о том, что желающих удочерить Милочку уже немало. Но у всех есть какое-либо несоответствие требованиям педагогов.  А своеобразный конкурс на выбор родителей  уже существует — удочерить девочку было готово 15 семей.

Надо ли говорить, что домой мои родные вернулись и расстроенные, и в то же время восхищенные профессионализмом специалистов приюта, их умом, практической сметкой и знанием психологии. Произвела и самое благоприятное впечатление обстановка в приюте – чистота, комфорт, уют, детишки в хороших нарядах. С ними часто бывают в театрах и музеях, летом дети отдыхают на море. Приюты, работающие по проекту «Милосердие», отличаются от приютов обычных.

Погрустили мы все вместе, что не можем помочь девочке исполнить ее мечту, но продолжали пристально следить по интернету за ее судьбой. Тайно надеясь, да мало ли что может случиться! Вдруг и о нас вспомнят!

Вскоре стало известно, что девочку отправили на операцию в Израиль, с ней поехала  волонтер Ольга Филимонова. Операция прошла благополучно, с хорошим результатом. Но предстоял еще долгий реабилитационный период. Все эти нелегкие дни с Милочкой рядом была Ольга.

А  через полгода – вдруг еще одно радостное сообщение по интернету. Девочку  молодые супруги Филимоновы удочерили. Ольга и Игорь  были волонтерами и все свободное время отдавали работе в приютах и детских домах. Общие интересы их сблизили. Недавно они поженились. За  дни и ночи, проведенное Ольгой с Милочкой в больнице, они привязались друг к другу. И уже не смогли расстаться. Так что стала теперь Милочка Миланой Игоревной Филимоновой.

 Происходила просто череда  радостных событий.

 На днях   семья встретилась с патриархом Кириллом, человеком, которому  они обязаны своим счастьем. По его молитве все и исполнилось. Встреча произошла в Псково-Печорском монастыре, куда патриарх приехал помолиться. Конечно, и о новой семье, и о здравии Милочки тоже. Из Печор родом мама  Ольга, и летом здесь Милочка была на каникулах у бабушки. За чаепитием  девочка радостно рассказывала  патриарху  о своей новой жизни, как она учится, где дома стоит ее кроватка и рабочий столик, что она уже стала рисовать и начинает учиться играть на пианино. Папа теперь ей помогает делать уроки. А у мамы она учится готовить вкусную еду. Все наладилось! Патриарх подарил Филимоновым подарки, в том числе большую икону Христа Спасителя и Священное Писание.

Прощаясь, патриарх Кирилл сказал о своем глубоком убеждении, что когда мы делаем доброе дело, особенно когда мы себя значительно ограничиваем для  того, чтобы  можно было это совершить, то что-то очень существенное происходит в нашей душе, мы становимся другими. И он, как патриарх, никогда не сомневался, что наш народ способен на добрые дела и любовь к детям. Пример Игоря с Ольгой прекрасен, он, конечно, может вдохновить и другие семьи создать счастливую жизнь для приемного ребенка.

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь