Поиск по архиву

Научно-методический сборник "Православие, культура и образование. XXI век". Выпуск 3

Православие как альтернатива кризису западной цивилизации

Человек верит так, как он живет. И живет так, как он верит. Сказано: «Но скажет кто-нибудь: «ты имеешь веру, а я имею дела»: покажи мне веру твою без дел твоих, а я покажу тебе веру мою из дел моих» (Иак.2:18). «Вера, — пишет профессор Владимир Лосский, — не психологическое состояние, не простая верность: она — онтологическая связь (т. е. связь по бытию) между человеком и Богом, связь внутренне объективная, к которой готовится оглашенный и которая подается верному крещением и миропомазанием. Это дар, который восстанавливает и оживляет глубинную природу человека».

Библейское определение веры, которое мы находим у апостола Павла, следующее: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр.11:1). Таким образом, мы видим, что, прежде всего, вера есть действие – «осуществление ожидаемого». И только потом умозрительная «уверенность в невидимом».

Кризис западной цивилизации обусловлен был тем, что на определенном этапе ее развития, а правильнее сказать, на этапе ее некоего регресса, или хуже того — деградации, разум был поставлен выше Божественного Откровения. Мораль выше догмата, свобода выше авторитета. Новый взгляд на Бога и на человека, который был сформирован в период так называемого просвещения, – это, прежде всего, оптимизм вместо осознания своей греховности, это такая ситуация, когда в центре жизни ставится человек с его интересами вместо Бога.

И Бог начинает восприниматься как средство, а не как цель. И, более того, в развитии идеи просвещения сторонники ее стали говорить, что проблема не в человеке, проблема в Боге. Им стало неудобно исповедовать Заповеди Создателя, они стали отворачиваться от христианских догм, учения о Троице, о Боговоплощении, как и сказано в Писании: «Они заменили истину Божию ложью, и поклонялись, и служили твари вместо Творца, Который благословен вовеки, аминь» (Рим.1:25).

И возникает движение деизм, когда западные философы, теологи – как некоторые из них себя называли – провозглашают ценность тех мировоззрений, которые можно уложить в человеческое сознание. Если обратиться к Священному Писанию, то в ветхозаветных текстах на еврейском языке мы находим несколько разных слов, которые могут быть переведены на русский язык одним словом: мудрость. Но если мы внимательно отнесемся к этим словам, то увидим, что в религиозном библейском понимании мудрость есть не то, что считается мудростью в этом мире. Это прежде всего слово «хохма», что можно перевести как разумность. Это слово «бина» – от слова «навон» – не просто знает, но умеет знание систематизировать. Это и слово «моах» – разум, то есть когда человек считается личностью, которая может раскрыть себя в тех или иных словах. И слово «даат», которое для нас должно иметь особый смысл, потому что это слово означает опытное постижение той или иной реальности. Например, это слово мы встречаем там, где в Библии говорится, что «Адам познал Еву, жену свою…» (Быт.4:1). То, что человек познает опытно в своей жизни, – это действительно та мудрость, которая реализовалась, которая состоялась, если хотите – воплотилась.

Западное мировосприятие – это игра слов, когда сама сумма неких знаний, которые никак не сказываются на жизни человека, ставится выше всего, знание во имя знания. Если мы откроем великое произведение западной мысли «Сумму теологии» Фомы Аквинского, то здесь Фома пишет о теологической науке, что «священное учение… — не практическая, а умозрительная наука». С точки зрения западного мышления богословие — наука чисто умозрительная. Но в православном миропонимании богослов — это, прежде всего, человек, который молится, и, собственно говоря, богословие — это та вера, которая формирует нашу жизнь. И наша жизнь, если мы достигаем каких-то уровней праведности и святости, реализуется в точности наших вероучительных понятий. Свят. Григорий Богослов пишет: «Любомудрствовать о Боге можно не всем…, а прежде всего (тем, которые — О.С.) очистили, по крайней мере, очищают и душу и тело. Для нечистого, может быть, небезопасно и прикоснуться к чистому, как для слабого зрения к солнечному лучу» .

И здесь Запад оставляет человека один на один с его рассудком. И Божественное Откровение воспринимается через призму человеческой логики. После деизма на людей очень сильное влияние оказала философия Канта  (на сознание западных людей), потом возникает движение романтизма, когда уже сами чувства, эмоции духовно не возрождённого человека значат больше даже, чем само Божественное Откровение. И когда Людвиг Фейербах провозглашает, что интересы человеческого желудка выше самих рассуждений о Боге, — это есть следствие того тупикового пути западной философии, западной мысли,  когда, отказавшись от Божественного Откровения, оставив человека один на один с его мятущимся рассудком, Запад и зашел в неизбежный для подобной позиции тупик.

Православное мировосприятие исходит из того, что мы верим в Боговоплощение Сына Божия. В то, что Григорий Нисский называет, когда говорит о Христе, «Он наш сотелесник». Что значит «сотелесник»? Когда мы, православные христиане, говорим о Господе Иисусе Христе, мы говорим, что Он истинный Бог, и как истинный Бог Он единосущен Богу Отцу. Но когда мы говорим, что Он еще и истинный Человек, вот здесь Церковь говорит, что, будучи истинным Человеком, Он единосущен каждому человеку, живущему на земле. То есть Он – наш сотелесник.

Отцы выражали эту мысль более ясно, открыто, когда говорили, что Бог сходит на землю, чтобы нас возвести на Небеса, становится человеком, чтобы нас сделать богоподобными. И в этом смысле православное учение о Спасении содержит три этапа или три ступени: Искупление, Освящение и Обожение, с соответствующими добродетелями: Вера, Надежда, Любовь.

Первая ступень в деле нашего Спасения – Искупление. Этому этапу соответствует библейская добродетель Вера. Сказано: «…ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает» (Евр.11:6). И эта ступень соответствует социальному положению раба, описанному в Библии. Раб не надеется ни на какую награду, рабы искали только милости со стороны своих господ, так и человек, который из мира со своими грехами приходит к Богу, ищет только Божьего милосердия. И надо сказать, что вся протестантская сотериология остановилась на этой первой ступени.

Вторая ступень в деле нашего Спасения – это Освящение, или воцерковление. Сказано: «Ибо воля Божия есть освящение ваше…» (1Фес.4:3). Этой ступени соответствует библейская добродетель Надежда. Я не просто верую, я воцерковляюсь, я вижу, как меняется моя жизнь, жизнь моей семьи, моего окружения, я опираюсь на результаты своей веры. Надеюсь. Как апостол Павел говорит: «Ибо мы спасены в надежде…» (Рим.8:24). И этой ступени соответствует социальное положение наемника, описанное в Библии. Человек уже видит результаты своей веры, он видит Божие благословение, награды от Создателя в результате процесса воцерковления. Весь латинский мир и застрял на второй ступени.

И третья ступень в деле Спасения  известна только православному мировосприятию – это Обожение. И этой ступени соответствует библейская добродетель Любовь. А любовь, как мы знаем, есть сущностное свойство Бога. Сказано: «Бог есть любовь» (1Ин.4:8). И этой ступени соответствует уже не социальное положение человека в мире, а семейственное: он уже не раб, он уже не наемник, он сын.

И для православного мироощущения, в его сравнении с западным мировосприятием, всегда имело огромное значение осознавать, что в факте Боговоплощения мы и получаем возможность через нашего сотелесника Господа Иисуса Христа, о котором сказано: «ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол.2:9), в Нем же и обрести подлинный смысл нашего существования и приобщиться к дару вечной жизни в Боге и с Богом.

И когда мы говорим о Спасении, мы должны всегда задавать себе вопрос, а что произошло с человеком, что его надо спасать? Спасение в православном миропонимании – это не просто бросить пить, бросить курить, узнать о том, что Бог любит тебя.

Спасение — это восстановление человека в том достоинстве, в каком он пребывал до грехопадения. И более того, Феофан Затворник пишет, подчеркивает, что восстановление человека будет не по образу Адама перстного, а по образу Адама Небесного, то есть Господа нашего Иисуса Христа. И в послании Иоанна Богослова мы находим такие слова: «Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть» (1Иоан.3:2). И во втором послании апостола Петра говорится о том, что во Христе мы «соделались причастниками Божеского естества» (2Пет.1:4). Конечно, эта причастность не по природе, а по благодати, иначе, как пишет Владимир Лосский: «мы не были бы в тот момент тем, что мы есть, мы были бы Богом по природе. Бог не был бы тогда Богом-Троицей, а Богом "тысячеипостасным"» .

Но правильное представление о Спасении — воссоздание человека в том достоинстве, в каком он был создан Богом, когда Господь, создав человека, введя его в этот мир, сказал: «хорошо весьма» (Быт.1:31). Мы должны уподобляться Богу. Давайте вспомним, что слово «образование» — от слова «образ»: Бог создал человека по образу Своему, подобию Своему — это еврейское слово «целем», которое означает «печать», «оттиск», это все равно, что на белый лист бумаги поставлена печать Царя. И каждый человек (в Септуагинте мы находим слово «иконос») — икона Бога, но если эта икона покрыта копотью, пылью, необходимо восстановить ее, воссоздать, чтобы проявились все удивительные краски красоты человеческой природы, когда, создав человека, Бог сказал, что «хорошо весьма».

Современный человек, сориентированный на мир западных ценностей, не всегда понимает преимущества православного исповедания. Ни в какой другой религии человек не обладает такой внутренней свободой, как в Православии. Наличие разных богословских школ, разных теологических решений, свидетельствует не о противоречивости наших позиций, а о богатстве взаимодополняемых подходов. Апостол Павел пишет: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19), — здесь слово «искусные» означает не «искусители», но «талантливые», «способные».

Современный человек, потрясенный собственной своей греховностью, хочет найти выход из этой сложной экзистенциальной ситуации: как ему оценить отношение Бога к самому себе. И вот здесь я хочу напомнить слова святителя Иоанна Златоуста, который так свидетельствовал о любви Бога к отдельно взятому человеку: «…Ты не думай, что Сын послан Богом Отцом только для спасения всего мира. Если бы только один человек нуждался в искуплении, то тем не менее Бог не нашел бы недостойным послать Своего Сына». То есть для Бога дорог каждый человек, живущий на земле, и нет подлинного человеческого достоинства вне той веры, которую мы называем христианской. Даже безбожник Людвиг Фейербах вынужден был признать, что до появления христианства человека как такового не существовало, что человек мыслился как существо сугубо национальное, и только с появлением христианства появляется представление о человеке как о Сыне Человеческом, с большой буквы. И совершенно очевидно, что в формате Евангельского Откровения человек чрез Христа Иисуса становится и подлинным сыном Божиим по благодати. Сказано: «А если дети, то и наследники, наследники Божии, сонаследники же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться» (Рим.8:17).

Итак, как мы верим, так мы и живем. Как мы живем, так мы верим. Осознание этой истины ставит перед нами некий вопрос-дилемму: может быть, жизнь наша не такая, какой она должна быть, потому что ложные ветры западных идеологических конструкций, построений захлестывают наше сознание, и мы еще не остались один на один с истинным православным исповеданием? Таким образом, вопрос об Искуплении, Освящении и Обожении — это и есть Домостроительство нашего Спасения, спасения в семье, спасения в своем народе, спасения в своей стране, спасения в Церкви. 

Протоиерей Олег Стеняев, 

клирик Патриаршего подворья храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках

Другие статьи номера
Православный календарь