Поиск по архиву

Газета "Боровский просветитель" № 2

Под знаком вечности

Храм Покрова Пресвятой Богородицы cтоит на холме, на окраине города Боровска, на месте Высоцкого Покровского монастыря. Монастырь этот был основан в 1410 году Боровским князем Симеоном Владимировичем. Уже через четыре года после основания в обитель пришел юный Парфений и вскоре принял постриг с именем древнего подвижника Пафнутия. В это время здесь подвизался старец Никита, ученик и сродник преподобного Сергия Радонежского. Он-то и стал духовным наставником будущего столпа Русской Церкви. Двадцать лет провел преподобный Пафнутий в стенах Высоко-Покровского монастыря. Когда же окончил свои дни игумен Маркелл, братия монастыря умоляла преподобного Пафнутия взять бразды правления в свои руки, просил его и князь. Как ни старался преподобный уйти от такового послушания, желая подвизаться только в духовном делании, но не мог ослушаться князя. И пробыл преподобный Пафнутий игуменом Покровской обители тринадцать лет. И только по прошествии более чем тридцати лет по велению Пресвятой Богородицы оставил он обитель сию и удалился за реку, в „непроходимые дебри", где и основал новый монастырь - Рождества Богородицы.

Храм Покрова первоначально был каменным, но после разорения обители в 1610 году был разрушен. К счастью, вскоре, к 1621 году, был восстановлен. На сей раз он был отстроен из дерева в традициях русского деревянного зодчества: лаконичный выразительный силуэт четверика, соединенного папертью с шестигранной колокольней - так называемый корабль. Простая и цельная архитектура храма наиболее глубоко передает заветную идею русского храмоздательства: соединение крестной жертвой Христовой мира горнего и мира дольнего. Хитростью древнего мастера (так в древности называли искусное владение каким-либо мастерством) возведен храм без единого гвоздя. Какие дерева-исполины дали свою плоть этому чудесному храму - ведь вместо положенных 200 лет он простоял без малого 400!

Милостью Божией духовная родина отца нашего Пафнутия сохранялась даже до сего дня. Чудом уцелела она в лихолетья, пережила войны, смуты, нашествия. Даже в безбожное советское время службы здесь совершались вплоть до 1953 года.

День Покрова почти всегда выдается на редкость ласковым. Напоследок дарит нам осень дивные дни. Утренний холод уже ощутим, но вот поднимется солнышко и отогреет осеннюю землю, на прощанье закружатся ажурные кроны деревьев, вспорхнут стаи перелетных птиц. Так приходит любимый праздник - день Покрова Божией Матери. Покров - праздник, горячо почитаемый на Руси, хоть и вспоминаем мы событие, произошедшее в Византии в далеком десятом веке. Там, во Влахернском храме Царьграда, где хранился с пятого века головной покров, мафорий, Пресвятой Владычицы, увидел святой Андрей, Христа ради юродивый, идущую по воздуху Матерь Господа нашего. Она сняла с головы Своей покров и распростерла его над молящимися в храме людьми, защищая их от врагов видимых и невидимых.

В греческих святцах праздник Покрова даже не упоминается. Но в России праздник Покрова Божией Матери - трогательный символ предстательства Владычицы за род людской - особенно пришелся по сердцу. И впрямь, в каком русском городе не было Покровского храма? В каком русском селе не выходило все население - от старых до малых - почтить церковной молитвой Царицу Небесную в этот день?

У храма высоко на ветвях рдеют кисти рябин. Теснятся к храму скромные оградки могил. Вот он, древний храм, духовная родина богоносного отца нашего Пафнутия. Обходим храм, с благоговением прикасаемся к драгоценным венцам. Дерево подернулось патиной, словно старое серебро. У алтаря часовенка устроена, она как маленький храмик с главкой. Пример любви и почитания преподобным праведных родителей - Иоанна и Фотинии. Там, у гробницы, теплится огонек лампадки перед иконами. Шепчем слова молитвы, взволнованно стучит сердце - как почтил преподобный тех, кто дал ему жизнь, кто взлелеял его детство и отрочество.

Отсюда просторно взору, далеко-далеко видится кругом: вот монастырь Рождества Богородицы, вот рядом храм, посвященный тому же дивному празднику, а вот и церковь Бориса и Глеба; а там, по левую сторону - Благовещенский собор. Здесь самая высокая точка Боровска, ближе всего она к небу. И все многочисленные храмы древнего города и окрестностей образуют некий торжественный венец вокруг храма Покрова, древней Высоко-Покровской обители, давшей крылья возлюбленному отцу нашему Пафнутию.

Входим в храм. Над входом в четверик - древняя церковнославянская вязь: „Приступите во храм Бога нашего". Храм небольшой, уютный. Войдешь сюда - и будто пересек незримую черту: мир с его искусительными и порочными забавами, его шумом и суетой вдруг перестает существовать. И уж кажется - нет в мире ничего, только вот это: древние бревенчатые стены, образа, тихое пение, сосредоточенные лица прихожан, озаренные пламенем свечей. Церковь воспевает Молитвенницу нашу Пречистую Деву, умоляет Ее о заступничестве. Размеренно идет служба, в голубом облачении выходит батюшка Иосиф - нараспев читает молитву,  лицо его вдохновенно. Радостно вторит сердце словам молитвы: „... Ангели со архиереи поклоняются, апостоли же со пророки ликовствуют: нас бо ради молит Богородица Превечного Бога".

 

Ирина Есинская

 

 

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь