Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 10 - 2016 г.

Страшный суд

Великий Божий суд идет

Вверху тьмы Ангелов летают,

Внизу весь человечий род,

Судьи прихода ожидает.

 

Число людей, как ночью звезд,

Иль как песка на бреге моря,

В средине славный, Божий Крест,

Им все разделены на двое.

 

Все в страхе ждут Судьи приход,

Десные славою сияют,

У шуиих надписи грехов,

Зловеще на челах зияют.

 

О горе, горе, Боже мой!

И я стою средь осужденных,

Открыта книга предо мной,

Полна грехопадений скверных.

 

Ужасен вид мой, мрачен взор,

Все шуии на бесов похожи,

На лицах страх, стыд и позор,

Все в ужасе стоят, я тоже.

 

И совесть, как труба, гудит,

В грехопадениях обличая:

«Зачем грешил?» – она кричит

И беспощадно сожигает.

 

Хочу к святым перебежать,

Но не пускает сила Божья,

Прощение поздно здесь искать,

Оно лишь на земле возможно.

 

Как отвратителен мой вид,

Лицо черно, взгляд обреченный,

Тело в червях, душа смердит,

Погибший мрачный грешник 

                                 скверный.

 

Сквозь слезы на моих очах,

Своих знакомых различаю:

«А ты здесь как, ты ведь монах?»

В ответ лишь голову склоняю.

 

Молчу в стыде, что мне сказать?

Все тычут на меня перстами,

Стыд и позор не передать:

«Смотрите все – монах здесь с нами!»

 

Грехи мои видны для всех,

Повсюду слышатся укоры,

Отчаянный и нервный смех,

И обличительные взоры.

 

Стою на шуией стороне,

Кто-то рыдает, причитает,

Кто-то молчит, подобно мне,

Иной злословит, проклинает.

 

Взираю на спасенный сонм,

На лицах радость и надежда,

У каждого глава с венцом,

Из света соткана одежда.

 

На нас со скорбию глядят,

От них нас пропасть отделяет,

В своих сердцах за нас болят,

Обид не помнят, все прощают.

 

Вдруг свет великий воссиял 

И Херувимы возгласили,

И Тот, Который нас создал,

Спустился облаком носимый.

 

В великой славе Бог богов,

С бесплотным воинством громадным,

Христос Господь, Творец веков,

Явился мир судить развратный.

 

На белый Он Престол воссев,

Бесплотных тьмами окруженный,

И кротко на святых воззрев,

Стал призывать к Себе спасенных.

 

Вначале Матери Своей,

Воздал Он славою великой,

Призвал апостолов за Ней,

Святителей, пророков лики.

 

А также мучеников лик,

И преподобных ополчение,

Введя в святой Иерусалим,

На веки даровал спасение.

 

Святые навсегда ушли,

И мы их не увидим боле,

На светлый брачный пир вошли,

Избегнув огненного моря.

 

Взглянув на нас в последний раз,

Они соединились с Богом,

А как же мы? Не бросьте нас,

Во рву погибели глубоком!

 

В великом трепете стоим,

И ждем от Бога изречения,

Кто в силах языком земным,

Пересказать это мгновение!

 

И вот Великий Судия,

Взглянув на шуиих грозным взглядом,

Воскликнул нам: «Прочь от Меня,

В погибель с дьяволом проклятым!

 

Я звал всех вас на брачный пир,

Стучал в сердца, но все напрасно,

Вы боле возлюбили мир,

Чем Отчее святое Царство.

 

Я дал вам заповедь любви,

Евангелие, Тело с Кровью,

Вы ж этим всем пренебрегли,

И на Меня пошли войною.

 

На что надеялись все вы,

Живя лениво и развратно?

Удел ваш, как у сатаны,

И нет дороги вам обратно».

 

Услышав это, шуиих сонм,

Зашевелился, взволновался,

Поднял великий вопль и стон,

И плачу горькому предался.

 

«О Боже наш, помилуй нас!

О горе нам, несчастным, горе!»

И реки слез из наших глаз,

Сливаются в большое море.

 

Рыдаю средь толпы и я,

Весь трепеща пред наказанием:

«О, Боже, Правый Судия,

Помилуй падшее создание!»

 

Кричим, рыдаем все навзрыд,

Стоим с воздетыми руками,

Всеобщий плач, как гром гремит,

Все огласив под небесами.

 

Но Судия лик отвратил,

И не внимает воплям слезным,

И Херувимами носим,

Вознесся с воинством небесным.

 

Но мы зовем Ему вослед,

В сердцах еще надежду грея,

Неужто все, надежды нет?!

И плачем, все еще не веря.

 

Но Он ушел, Он все сказал,

Презрев всеобщий плач великий,

Кто не успел, тот опоздал,

Кто не радел, тот и пропал,

Это конец, конец навеки!

 

От ужаса мутнеет все,

И разум верить не желает,

А слезы огненным ручьем,

Лицо и тело обжигают.

 

Стою отверженный во тьме,

И вместе с грешными рыдаю,

И словно эхом в голове:

«Поистине Я вас не знаю!»

 

И вот среди всеобщих слез,

Среди всеобщего рыдания,

Явились Ангелы с небес,

Чтобы исполнить наказание.

 

Светлосиянен, огнен вид,

И взор исполнен гневом Божьим,

А голос их, как гром гудит,

На шум великих вод похожий.

 

И вот нам грозно изрекли:

«О человеки, слишком поздно,

Всю жизнь в грехах вы провели,

Здесь покаяние невозможно.

 

А слезы поздно лить теперь,

И умолять Судью прилежно,

Затворена чертога дверь,

И наказание неизбежно».

 

Затем, всех накрепко связав,

Повергли в пропасть адской злобы,

Разверзлась бездна, нас приняв

В свою бездонную утробу.

 

Раздался крик и скрип зубов,

Стон, плач и громкое рыдание,

И никому не хватит слов,

Чтоб описать это страдание.

 

И каждый получил сполна,

Согласно с мерой согрешений,

И мука каждого равна,

Его земным грехопадениям.

 

Теперь прощайте вся и все,

Прощай все Божие творение,

Горю отверженный в огне,

В стране ужасного забвения.

 

Лишь об одном прошу Тебя,

Дай, Боже, песнь благодарения,

Хвалить Тебя хоть из огня,

За праведное осуждение.

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь