Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 36 - 2015 г.

Встреча с солдатской матерью

Любовь Васильевна Родионова – гость не редкий у Балабановских ракетчиков, во-первых, потому что живет она почти по соседству с ними, в часе езды отсюда, и поэтому было бы непростительным промахом не приглашать «мать русских солдат» – а именно так прозовет ее в свое время народная молва – к ее ближайшим по местонахождению «подопечным». А во-вторых, кто как не она – самый подходящий и необходимый для наших молодых воинов собеседник и наставник: мать солдата и одновременно сама, без преувеличения можно сказать, солдат, воин.

Встречи с солдатской матерью всегда проходят на самой высокой волне воодушевления. Л. В. Родионова неизменно затрагивает самые острые и важные для молодых воинов темы: патриотизм, воинский подвиг, веру и верность, материнскую любовь. Ее слово, выстраданное в ниспосланных ей судьбой необычайных жизненных испытаниях, всегда берет за душу и проникает глубоко в сердца молодых людей. Солдаты-ракетчики в/ч 33790-Г и их родители, курсанты Московской ракетной академии, офицеры-ракетчики, ветераны афганской и чеченской войны и все, кто пришел в этот день повидаться с солдатской матерью, пережили настоящий праздник при встрече с этой удивительной личностью, обладающей необыкновенной притягательной силой. 

О чувствах солдат при встрече с легендарной матерью героя-пограничника Евгения Родионова говорит хотя бы вот эта реплика одного из участников творческого солдатского коллектива, подготовившего под руководством майора Дементьева Ю. Ю. стихи и песни для Л. В. Родионовой: «Когда я выходил на сцену, у меня тряслись ноги при сознании того, что я сейчас буду петь для нее».     

 

Легенда древняя и новая

Сегодня у нас в гостях человек-легенда, мать солдата. Но не просто мать солдата, а мать святого. Таковым ее сына сразу же, после его страшной, но прекрасной гибели признает народ. Удивительно: одного среди сотен и тысяч героев Чеченской войны. Мать поначалу будет недоумевать по поводу начавшейся сразу же после смерти сына волны религиозного его почитания. Ее вполне устраивала бы, как она считала, честь, одинаковая с честью многих матерей – честь быть матерью солдата, героя России. «Я не знаю что такое мать святого. Но я знаю, что такое солдатская мать, и я знаю, что такое  война», – говорила она. И при виде того, как солдаты подходят прикладываться к иконе сына – такого же, как они, солдата – ей делалось чуточку не по себе. Но потом известные в России духовные авторитеты ей объяснили, кем на сегодняшний день является ее сын. И она смирилась, сказав себе: «Кто ты такая, чтобы решать там, где решает Бог!»

Но еще больше ее смущало то, что сама она вдруг оказалась в центре всеобщего внимания. Всюду ее встречали с радостью и удивлением, везде она была желанным гостем. В Сербии и Черногории люди готовы были чуть ли не на руках ее носить, потому что сербы под натовскими бомбежками почувствовали помощь своего небесного защитника Евгения Русского, как они называют ее сына.

Эта слава, внезапно обрушившаяся на нее и ею, как она считала, не заслуженная, тяготила ее. «Я ничего особенного не сделала. Я просто выполнила до конца свой материнский долг», – говорила она всем. Но однажды один знаменитый афонский подвижник ей скажет: «Не надо смущаться: люди всегда во все времена к матери святого относились с особенным почтением».

Честь, воздаваемая сыну, переходит на мать. Есть хорошая русская пословица: «Яблоко от яблони недалеко падает». Судьба матери и сына Родионовых – ярчайшая иллюстрация этого закона. И не знаешь, кому удивляться больше – матери или сыну! Сын завершил свой подвиг. Подвиг матери продолжается…

И как будто древняя легенда оживает, обретая свое новое, современное воплощение. Когда-то в черную годину Батыева разорения Руси одна женка из Рязани шла около года до ставки хана Батыя вызволять из плена своих милых мужа, сына и брата. И наконец предстала пред грозные очи повелителя Азии и половины Европы и говорила в лицо ему смелые речи. Около года скиталась по Чечне в поисках сына и современная женка из Подмосковья. Только встречалась она уже не с одним, а со многими ханами.

Тогда, в те далекие времена,  Батый удивился необычному «быванию»:    

 

«Орда молодцов видала, 

  Такого образца не бывало!
      Не князь, не посол, не воин —
    
 Жёнка с Рязани, сиротинка …
      Бесстрашно в Орду явилась...»

 

Удивились и современные воинственные чеченские князьки при встрече с женкой из Подмосковья. Одному из них она сказала: «Я сейчас пойду, а ты стреляй мне в спину». А он ответил: «Я не стану тебя убивать, я тебя уважаю. Но если еще раз придешь – убью». Она приходила еще семнадцать раз …

Вспомним, что это было за время? Союз рухнул. Хаос в стране, хаос в умах. Уныние в сердцах при виде растаскиваемой по кускам великой страны. Чечня в огне. Досадные поражения и страшные потери в первые месяцы войны от неразберихи и предательства во власти и военных штабах. И вдруг страна узнает о подвиге веры русского солдата в чеченском плену и потрясающую историю его матери. Эта весть всколыхнула страну, пронеслась по ней яркой вспышкой надежды, разбудила дремлющий инстинкт самосохранения великой державы.

И сегодня, по прошествии 20 лет мы с такой же жадностью слушаем эту страшную и светлую историю матери и сына, и переживаем ее как нашу общую беду и славу, трагедию и победу. Победу через крест и любовь.

И солдатская мать давно уже примирилась со своей участью человека, не имеющего права молчать…

Дороги, которыми она шла по Чечне в поисках сына – это также и ее дороги к Богу. Трудные, страшные и удивительные. Если кто-то считает, что чудес не бывает на свете, то одним из самых ярких опровержений этого опасного заблуждения является ее жизнь после смерти сына. Сколько раз ей угрожали смертью те, которые давно уже лежат в своих могилах! Ее не добили прикладами боевики, по ошибке решив, что она уже мертва. Ее не брали летящие ей навстречу пули. Невредимой она прошла через минное поле, в то время как ее спутник-офицер, идя вслед за ней, подорвался на мине. Всего получасом она разминется со смертью, когда машина, в которую она опоздает сесть, отправится без нее и, проехав несколько километров, будет изрешечена пулями вместе с сидящими в ней бойцами. Узнав о смерти сына, она сама искала смерти, но Бог зачем-то упорно хранил ее.

Скорбь и радость не живут в одиночку, и без креста нет воскресенья. Бог сначала погружает в ад, а потом дает способность светить. Иногда Он забирает у человека самое драгоценное его сокровище, чтобы потом воздать ему сторицею. Забрав у матери на короткое время этой земной жизни сына, Он дал взамен ей сотни сыновей.

«Матерью русских солдат» прозовет ее народная молва. Еще тогда в 96-м ее будут знать все солдаты в Чечне. Они часто будут видеть на своих позициях эту хрупкую, но отчаянно смелую женщину и будут сердечно сопереживать ее материнскому горю, вспоминая и своих матерей.

Но когда после ее отъезда из Чечни они вновь увидят ее у себя на позициях, то их радости и удивления не будет предела. Как! Она снова  возвращается к ним, в их Богом забытый край, из сказочно далекой, родной России – из сказки их солдатских слов. В своих 59 перелетах из России в воюющую Чечню с подарками для солдат от людей из разных уголков страны (а этих посылок она за 90-годы перевезет в Чечню свыше 700 тонн!) она станет вестником народной любви к русским солдатам. Именно при встречах с ней, наверное, они впервые смогут почувствовать, что страна – не та новая, сытая и довольная, возникшая на обломках великой державы, – а подлинная Россия – их помнит и любит, и ждет. И гордится своими героями. Но самое главное, каждый солдат, который имел возможность встречаться и беседовать с ней в Чечне, в ее лице как бы встречался и беседовал со своей собственной матерью. «И теплота от слов ее простых, – как напишет поэт, – была порой для них необходимее, чем порох».

Но еще больше будут нуждаться в ней наши раненые бойцы-герои. Ангелом Хранителем она войдет в судьбы многих из них, и, оказавшиеся в труднейших жизненных ситуациях, они найдут в ней опору и поддержку. Она станет для наших солдат-инвалидов одновременно боевым товарищем, сестрой милосердия, матерью, и окажется в состоянии решать их сложнейшие и тяжелейшие жизненные, духовные и материальные проблемы…        

Помощник наместника Пафнутьев-Боровского монастыря по взаимодействию с силовыми структурами инок Максим (Смирнов)

Слово Л. В. Родионовой к солдатам в/ч 33790-Г (РВСН) и курсантам Московской ракетной академии им. Петра Великого:


Мы сегодня вспомнили не только судьбу одного солдата. Эта судьба писалась за 20 лет до этого вместе с судьбой страны.  

Ужасное было время, 90-е годы, лихолетье. Я даже подумать не могла, что может быть столько предательства. Но, как говорят, розы растут и на мусоре.

Знаете, я ведь рассказала людям эту историю для того, чтобы они знали, что те, кто называет себя борцами за независимость – просто палачи, просто бандиты. Хотя то, что они хорошие воины – этого у них не отнять. Они хорошо воевали. Они на своей территории все знают. Это – люди войны.

 И так получилось, что об этой истории узнал весь мир. Я сама узнаю о ее продолжении по телевидению, из газет. Вот вчера, например, был звонок из Крыма, из Севастополя. Там был фестиваль авторской песни. Две премии  сразу взяла песня именно о Жене. У меня не выросли от этого крылья, я не покрылась от этого каким-то налетом славы … 

Я человек, которому не повезло: мне пришлось быть на войне. А может быть, и повезло: я встретила там потрясающих людей, от солдат до командиров. Вот эти 59 поездок в Чечню – они же не зависели от меня. Через эту трагическую историю, судьбу нам удалось объединить остатки тех людей, которые еще способны были объединяться. 

Это было очень тяжелое время. И за 20 лет многое изменилось. Вот мы говорили о Сербии, Черногории. А они уже в Евросоюзе. Мы говорили об Украине. А где теперь Украина? И храмы, которые построены в честь подвига веры русского солдата – что с ними там будет? Мы не знаем. Очень многое изменилось.

Но очень важно для меня то, что изменилось отношение к армии.  И если раньше в 90-е годы не плевал в нее только ленивый, и не пинал ее, то сейчас все изменилось.

Наверное, все эти поездки, все, что было после этого в моей жизни – все это было только потому, что я поставила перед собой вопрос: для чего-то мне Господь ведь жизнь сохранил? Может быть, для того, чтобы быть хоть чуть-чуть полезной кому-то.  Каждому, кто приезжает на могилу к солдату – а он уже перестал быть только моим сыном, он стал солдатом России, как и многие другие солдаты – я готова поклониться в пояс за память и любовь.  

Эта история – она и трагическая, и светлая. Бывают истории, после которых жить не хочется, а бывают такие, после которых хочется встать, переосмыслить всю свою жизнь и начать действовать. И начать действовать, прежде всего, с себя. Она равнодушным не оставила практически никого.

Есть люди, которые по-иному ее воспринимают, говорят, «дурачок, что он так поступил». Это их право так говорить, их выбор. Но равнодушным эта история не оставила никого.

Удивительное дело: дети сейчас мало читают, мало чем интересуются. Но, тем не менее, на кладбище к Жене их приезжает достаточно много. И книги, которые им раздают, они читают: я получаю огромное количество звонков, писем…

Сердце немножко согревает то, что все это было не зря. Вот если вначале у меня было достаточно трагическое настроение: «Зачем он это сделал, – думала я, – основная задача, которую он должен был выполнить – это согреть мою старость и меня похоронить». Но оказалось, что это было все не зря. В жизни вообще ничего не бывает зря. 

Я хочу сразу поправить того парня, Сашу Макеева, который, как вы слышали в фильме, сказал, что я возила полумесяцы в Чечню ребятам-мусульманам. Это не так. Просто парень чего-то, видимо, недопонял. Я говорила о том, что там, в Чечне, я никогда не делила ребят по национальности, и те подарки, которые собирались здесь, я отвозила туда, и вручали эти подарки всем, вне зависимости от национальности. Простые подарки, совершенно человеческие такие: гитары, часы, теплая одежда и др … 

Но в каждом их тех солдат, кто встречался мне там, в Чечне, да и в каждом из вас, я все-таки вижу частичку Жени, кусочек его судьбы.

Прошло 20 лет. Боль никуда не ушла. Она запряталась просто глубоко-глубоко.  Но она всегда со мной. Но и память со мной. Я не потеряла разум, не потеряла памяти. Те, кто так жестоко расправился не только с Женей,  а со многими людьми, с мирными жителями – 54 тысячи русских вдруг исчезли из Чечни непонятно куда, и никого не интересовал вопрос, где они вообще и что с ними, – это тоже из этой же истории …

Где тот генерал Лебедь, который был когда-то достойным офицером, он же был боевым генералом, его уважали в Афганистане. И что с ним стало потом? Как человек, очень сильно захотевший власти, в кого он превратился? Где те боевики, которые мучили наших ребят, мучили Женю? Никого их нет. А я, которой они угрожали миллион раз, я еще пока, слава Богу, жива.  Там в фильме один человек говорит, что мне и таким, как я, памятник надо ставить. Памятники надо ставить тем, кто достойно прошел свой жизненный путь. Вот им надо ставить. У нас еще огромное количество героев после Афганистана, после Чечни, о которых мало кто что знает. Для того, чтобы назвать улицу именем героя, или школу, или парк не надо погибать, и  подвигов совершать тоже не надо. Надо просто это сделать.

Ярославская область достаточно далеко находится от того места, где я живу. Там теперь есть кадетская школа на 170 кадетов и часовня в память русского солдата. Не моего сына. В память сыновей ни памятников не ставят, ни школ не называют. Все это делается в честь подвига, а не просто в честь человека.

Знаете, когда с Афона присылают икону как благословение Святой Горы в мой дом, а на этой иконе мой сын – я даже не знаю, что и думать и как  вообще к этому относиться. Я стараюсь относиться к этому очень спокойно.  Он сделал свой выбор, у нас у всех  свой выбор.

Эта история, наверное, замечательна еще и тем, что ребята, о которых мы сегодня говорили – Игорь, Андрей, Саша и Женя – не сделали ни одного выстрела. Это история о том, что не обязательно только на поле боя становятся героями. И в мирной жизни, и в каждой жизненной ситуации можно и нужно оставаться человеком.

Вера и верность – слова одного корня слова. Женя сохранил верность присяге, верность Крещению своему, вере своей, верность семье, друзьям, школе.

Человек не воспитывается в колбе. Он воспитывается, прежде всего, в семье, потом в детском саду, в школе. А потом еще, конечно же, и в армии. И когда его взяли в армию, он был очень горд тем, что попал в пограничные войска… 

Для меня человек в военной форме – государев человек. Это человек государственный. И поэтому задача у нас, у простых гражданских людей –  уважать воинов, помогать и любить. Обязательно любить. Без любви ничего не спеется. Цветы не растут. Если не гладить кошку по спине, у нее высыхает мозг. Поэтому всем вам желаю любви, веры, надежды.

Хочу еще немножко сказать по поводу 23 августа, сегодняшней даты. Десять лет назад, 23 августа, в день освобождения Харькова от фашистов, в центре города был построен и освящен в честь подвига веры русского солдата необыкновенный красоты храм-часовня. Поэтому этот день для меня особенно знаменательный. И вообще у меня с этой цифрой, 23, сложные отношения: 23 мая Женя родился, 23 мая его не стало, 23 октября я выходила замуж и в этот же день выкапывала Женю из земли. В общем, сложные отношения. Я не мистик никакой. Но в жизни не бывает ничего просто так.

Я хочу пожелать всем вам мира и добра, веры и верности, и любви. Любви такой, чтобы хватило на всех своих близких, на страну нашу многострадальную хватило. Ее можно осуждать. Но она настолько оплеванная, оклеветанная, растерзанная, изнасилованная… Нам с вами ее нужно поднять как-то и полюбить. У нас нет другой страны. Она у нас одна, как мать.

И как мать я хочу всем вам пожелать – не жить абы как. Мы с вами поколение победителей. Никогда не забывайте, что наши деды завоевали для нас победу в страшной войне. Потом дети этих наших дедов выполнили очень достойно, мужественно и честно свой воинский долг в Афганистане, в Чечне и во всех конфликтных ситуациях.

Мне как матери очень тяжело. У меня никого не осталось. Я похоронила всех. И в то же время, когда Господь закрыл вот  эту дверь, забрав у меня всех моих самых близких и любимых, Он открыл другую. За этой новой дверью тоже есть хорошие люди, добрые, сердечные. А еще есть те, которым нужна помощь или которым завтра будет нужна помощь. Если уж не помощь, то хотя бы поддержка. Хотя бы простое сочувствие. Любовь ведь можно выразить по-разному: можно говорить громкие слова, можно тельняшку порвать на груди, а можно просто постоять рядом.

 И я хотела бы, чтобы каждый из вас вспомнил всех тех, кто никогда уже не вернется в дом к своей матери.

Как много нас, одиноких матерей, доживающих свой век с болью, с обидой, с тоской! Зайдите к ним в дом, скажите им доброе слово. А если не получится – просто постойте рядом. Им это очень необходимо. Они большего и не просят.

Всем вам, ребята, огромное спасибо за уважение к солдатскому поступку. Можно о нем по-разному рассуждать. Но – это поступок! Мой сын награжден государственной наградой, более чем 20 общественными наградами. Но не в этом же дело. Он часть всех солдат – кого мы знаем, и кого не знаем. Всех тех, кто шагнул в вечность. Тех, кто знает, что такое честь.

Есть такая песня, в которой поется: «И выше чести славы нет». Спасибо!    

Другие статьи этого автора
Православный календарь