Поиск по архиву

Газета "Вестник" № 52 - 2014 г.

Старообрядческий храм Во имя всех Святых

История появления этого храма связана с Всехсвятской общиной, объединившей старообрядцев, принявших «Окружное послание» 1862 г. и именовавшихся «окружниками». Долгое время для проведения богослужений община «кочевала» по разным домам своих прихожан, пока стараниями жертвователей, боровских купцов­старообрядцев Ф.И.Шокина и И.И.Санина, на правой стороне улицы Успенской (ныне  улица Ленина) не был куплен дом мещанки Марии Рудаковой. Кирпичный дом на высоком подклете с размером в плане 11х11 метров, с каменным крыльцом шириной в 3 метра и со входом в подклет под крыльцом, был построен еще в XVIII веке.

В 1899 г. «окружники» получили от МВД разрешение обратить этот дом в старообрядческую моленную. С получением старообрядцами в 1905 г. свободы вероисповедания моленная постепенно стала приобретать внешний вид храма.

Обустраивать храм начали в 1908 г. непосредственно на фундаменте старинного дома с сохранением части его северной стены, которая была лишь укреплена и значительно расширена изнутри (поэтому северная стена толще других стен храма). Вход в храм осуществлялся с юга, где было крыльцо. Храм украшали пять арочных окон по главному западному фасаду и три главки с золочеными луковицами на щипцовой стене. В центре храма, перекрытого сводиками по металлическим балкам, стояли четыре чугунные колонны. В створе с западным фасадом храма, отступив два метра на юг от крыльца, к марту 1909 г. была выложена шатровая колокольня. Ее первый ярус представлял собой пятиметровый в плане перекошенный квадрат, перекрытый цилиндрическим сводом, далее шел восьмиугольный в плане ярус, переходящий в восьмигранный шатер на восьми импостах со слуховыми окошками, увенчанный золоченой луковицей на круглом барабане. Вход в первый ярус колокольни совершался с востока. Для подъема на верхние яруса с юга к ней пристроили «лестничную клетку». Она имела два марша металлической лестницы, по которым через проем в стене колокольни можно было подняться на второй ярус, а далее по винтовой, оригинальной конструкции лестнице – на третий ярус, звонницу. На балках звонницы были развешены десять больших и маленьких колоколов (самые большие колокола пожертвовали боровские купцы и фабриканты Санины и Ёжиковы). В юго­восточном проеме в импостах сделали специальные циркульные «выгрызы» для свободного колебания самого большого колокола. Подобные «выгрызы», но поменьше, сделали и в северо­восточной арке звонницы.

Храм и колокольня объединялись в один объем постройкой между ними придела. Придел имел два входа: парадный с западного фасада и с юга, со двора, в виде пристроенного тамбура с живописным металлическим козырьком. В храм также был пробит еще один вход, и таким образом, из придела в храм вели два дверных проема (в одну дверь входили, в другую выходили). Наряду с этим после пристройки придела вход на первый ярус колокольни оказался внутри его. В результате образовалась кладовая, где, вероятно, хранились ценности, так как с главного фасада колокольни со стороны улицы была устроена ниша с тумбой для сбора податей на строительство старообрядческой церкви.

Последним этапом в строительстве храма стало сооружение на его главном западном фасаде портала, композиционно объединившего все постройки и ставшего главным входом в храм. Он представлял собой крыльцо с двухскатной кровлей, увенчанной главкой с золоченой луковицей, на двух древнерусских колонках­«дыньках».

Ансамбль храма Всех Святых поражал современников добротностью постройки и роскошью отделки. Состоящий из отдельных разновременных объемов, развернутых по красной линии улицы и выполненных в древнерусском стиле, храм создавал впечатление, будто сделаны они были одновременно. (Возможно, ансамбль строился по одному эскизу).

Возведение храма пришлось на время служения во Всехсвятской общине священника Карпа Лазаревича Тетеркина, ставшего бессменным его настоятелем. Стараниями К.Л.Тетеркина при храме было создано училище крюкового пения, по его инициативе ежегодно 11 сентября совершался крестный ход на могилу святых мучениц и исповедниц боярыни Ф.П.Морозовой и княгини Е.П.Урусовой. Попечителями и жертвователями храма были боровские купцы и фабриканты Санины и Ёжиковы.

Революции 1917 г. и последовавшие за ними события внесли свои поправки в жизнь храма и его общины. Весной 1928 г. на проходившей в Боровске конференции текстильщиков среди прочих был поднят вопрос об изъятии у православных общин нескольких храмов и приспособлении их под культурно­просветительские учреждения. Храм Всех Святых оказался среди таковых. Чиновники и воинствующие безбожники не стали считаться с тем, что еще в июле 1928 г. приход храма состоял из 140 домов, в которых проживало 700 человек. В храме 3­4 раза в неделю шли богослужения, проводимые священником и дьяконом.

В 1929 г. храм был закрыт, и почти сразу в нем разместили Дом соцкультуры. Теперь уже бывшее храмовое здание стали приспосабливать под новые нужды. С востока на месте возможных абсид к нему пристроили два двухэтажных объема под сцену, проломали восточную стену храма и придела, а в оконном проеме придела пробили дверной проем и соединили придел со сценой через вновь построенное помещение. Очень много перестроек было сделано в 1949 и 1975 гг.

О бывшем назначении этого здания напоминают теперь только колокольня и отреставрированная входная арка с главкой и венчающим ее крестом…

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь