Поиск по архиву

Газета "Вестник" №22 - 2014 г

Преподобный Пафнутий обошел свои земли по небу

Как известно, преподобный Пафнутий был страннолюбив, милостив и любвеобилен. Поэтому нет ничего удивительного, что в год своего 620­летия преподобный Пафнутий своим иконописным образом на вертолете Ми­8 облетел  окрестные земли, благословляя народ на добрые дела и освящая светом любви Христовой.

В два часа дня от Свято­Пафнутьева монастыря в сторону военного аэродрома, расположенного в Ермолино, отъехали старенький микроавтобус «Тойота» и маленький «Рено­Логан». В «Логане» — настоятель монастыря архимандрит Серафим (Савостьянов). В микроавтобусе, который, по словам водителя, лет двадцать назад колесил по дорогам Африки,  ехали несколько монахов, советник главы администрации Боровского  района по вопросам духовно­нравственного воспитания, фотограф и журналист. В руках братии были икона преподобного Пафнутия, Калужская икона Божией Матери и Благодатный огонь в лампаде. У остальных – фотоаппараты и другая необходимая техника, чтобы запечатлеть грядущее событие – первый в истории Калужской епархии небесный крестный ход. Мало кто из находившихся в микроавтобусе представлял, как это будет, но уже сам факт происходящего вселял надежду и заставлял улыбаться. Да чего уж там. Все откровенно радовались.

По дороге отец Иоанн рассказал нам о прославившемся на весь белый свет своей невероятной трусостью американском эсминце «Дональд Кук». Этот до зубов вооруженный ультрасовременный корабль приплыл к нашим берегам, чтобы напугать наших военных своей мощью, а потом позорно бежал от старенького российского бомбардировщика Су­24, вылетевшего ему навстречу. После того, как самолет двенадцать раз (!) облетел американский эсминец, нервы заокеанских вояк сдали, и они кинулись наутек. «А где же хваленные «Иджисы»  и «Фаланксы», сбивающие врага задолго до появления в зоне видимости? – спросите вы. — Где они были и почему не использовались?» Все элементарно. Столкнувшись с работой новейшего российского комплекса радиоэлектронной борьбы «Хибин», установленного на стареньком бомбардировщике, многомиллиардная техника попросту отказала. Это так поразило уверенных в себе американских военных, что после этого 27 из них написали рапорт об увольнении. Одно дело – победоносно нажимать на кнопки ракет, и совсем другое –  самому оказаться в роли мишени. После такой истории хотелось лететь хоть до самой Америки, благо что с нами были силы, много превышающие возможности «Хибина». К тому же наша миссия была исключительно мирной.

На въезде к аэродрому нас встретили недоверчивые глаза караула и закрытый шлагбаум. Было видно, что среди приезжающих сюда – монахов караульный еще не видел. Все немножко заволновались. Но напрасно. Уже через пару минут к КПП подъехала «десятка» с наглухо тонированными  стеклами, откуда быстро вышел улыбающийся командир части полковник Александр Иванович Иванов. Шлагбаум мгновенно подняли, и мы быстро двинулись к взлетно­посадочной полосе. Проехали мимо огромных «Илов»  к вертолетной площадке, где один из вертолетов стоял на заправке. Сразу стало понятно, что на нем мы и полетим. После взаимных приветствий с экипажем и небольшого совещания монахи облачились в священнические одежды и стали служить молебен возле вертолета. Все понимали важность происходящего, все молились и пели. Молились и пели монахи, молились и пели журналист и фотограф. Молился советник главы администрации и сам командир части полковник Иванов. О серьезности его отношения к происходящему можно судить по тому, что после молебна он сам сел за штурвал вертолета. И это, безусловно, была большая честь для нас.

Когда все поднялись на борт, командир части пригласил отца Серафима пройти с иконой в пилотскую кабину. Все остальные расположились на брезентовых сидениях вдоль борта. Я посмотрел на единственный парашют, который сиротливо висел на стенке, и тяжело вздохнул. В случае чего, он был предназначен единственной среди нас женщине Тамаре Викторовне Анохиной. К счастью, ей не пришлось им воспользоваться.

Наш водитель Павел – бывший десантник, за плечами которого множество прыжков, оказавшись внутри вертолета, начинает улыбаться как именинник. Видно, что с армией у него  связано много светлых воспоминаний.

И вот мы в небе. Летим все выше и выше. Погода прекрасная. Светит солнце,  открываются виды на многие километры вокруг.  Какая же красивая наша земля! Сколько внизу зеленых лесов, чистых рек и цветущих полей! Сколько красивых аккуратных домов и добрых людей, что там живут!  От раскинувшейся внизу красоты Боровского края хотелось петь. И мы все запели.

Как святитель Николай Мир Ликийских, совершавший милости тайно, преподобный Пафнутий Боровский смиренно и кротко отправился  к своему народу. Он тихо и неведомо нес ему мир и милость Божию.

Молитва Преподобного полилась с неба на цветущие сады, дома и реки. На величественные храмы и новенькие заводы. На пасущиеся внизу стада коров и распустившиеся желтыми цветами поля. На облепленные машинами торговые центры и школы. На молодых мам с колясками в парках и на возводящих новый дом рабочих. На детей, переходящих улицу, и на вечный огонь на городской площади. На таджиков возле рынка и спортсменов, бегущих по стадиону. Преподобный Пафнутий летел над родной землей и благословлял свой народ на добрые дела.

За свои самоотверженные подвиги и труды Боровский чудотворец стяжал дерзновение предстоять за  всех нас пред Богом, и теперь не было никого, кто остался бы, по его молитве, не услышан. Тысячи и тысячи людей со всех уголков России приходят в обитель преподобного Пафнутия, чтобы в день его памяти прославить Господа. Попросить о  помощи, помолиться о насущном и вечном. Но сколько тех, кто хотел бы быть в монастыре на празднике, но в силу житейских обстоятельств не смог этого сделать. И вот чудо! Сейчас сам Преподобный отправился к людям. Он пошел к ним прямо туда, где они живут: ибо это есть дело любви. Ибо Тот, Кому он посвятил свою жизнь, учил всем быть слугой и не искать своего.

Наш вертолет трижды облетел вокруг Свято­Пафнутьева монастыря. В лучах ослепительного солнца белоснежный монастырь с золотыми куполами в окружении воды и цветущих лесов казался Градом Небесным, спустившимся на землю. Удивительное и величественное зрелище! Словно бы в ответ на наши молитвы  там, внизу, ударил колокол. А потом снова и снова. И  где­то в небе они встретились –  голос с неба и голос с земли. И радовались Творцу. И славили Бога. И что­то подсказывало, что Господь их слышал.

 

Другие статьи номера

Другие статьи этого автора
Православный календарь