Поиск по архиву

Газета "Вестник" №52

Странник Божий

 На святом источнике монастыря безлюдно. Конец ноября, тихо падает снег, деревья в инее. Часовенка стоит белоснежная. И от морозного воздуха вода купели кажется еще холоднее. Топчусь нерешительно у купальни и собираюсь с духом.

- Смелее, сестричка! Это ж только на пользу, для здоровья... 0_10b76_d719ae26_xl_346.

 Оборачиваюсь и вижу: рядом с часовенкой сидит путник. Одежда простая, но теплая, для дороги, - в самый раз, за плечами рюкзак, видно: паломник опытный. Очень добрые и умные глаза - они привлекли мое внимание. Завязалась беседа.

Так я познакомилась со странником Володей. Несколько дней мы вместе ходили на святой источник, расположенный километрах в трех от обители. А потом Володя ушел. Многие странники по обету не остаются в одном месте больше двух-трех ночей. Я узнала его историю, которую он разрешил мне рассказать.

 Володе пятьдесят лет, а выглядит он лет на десять моложе.  Я заметила, что многие верующие люди, внимательные к своей духовной жизни, выглядят моложе своих лет. Может, из-за постов и благочестия? А может потому, что к старости все наши страсти на лице проступают: и гнев, и похоть, и гордыня? А они со страстями всю жизнь борются? И чистота души внешне проявляется, светится в добрых глазах, во всем облике...

 Отчего люди становятся странниками? Все по-разному... Сначала Володя был и не странником вовсе, а маленьким бродяжкой. Ему было восемь лет, когда умерла мама. В дом вошла мачеха.

 - Почему ты убежал из дома? Мачеха плохая была?

 - Почему плохая... Хорошая...

 - Ладно. Осуждать ты не хочешь, понятно... Поставим вопрос иначе: она тебя любила?

 - Она любила водочку...

 В первый раз Володя убежал из дома, когда ему было двенадцать лет. А потом ушел из дома совсем. Объездил всю страну на электричках. К спиртному его не тянуло никогда, Господь уберег. Нравилось путешествовать, места новые видеть. Кто знает, может и пропал бы, превратившись в бомжа. Но Господь промышлял о сироте. В Бога Володя верил с детства, мама была верующей. Но после ее смерти в храме он не бывал. И вот как-то в электричке один убогий калека сказал юноше:

- Вижу я, что ты пока парнишка чистый. Что ты в миру-то трешься? Чему ты здесь научишься? А ты вот поезжай в Почаев! Что это такое? А это, братец, монастырь такой. Сама Божия Матерь там прошла. И стопочка ее есть. Там так хорошо! Эх! Как начнут молиться, как будто и не на земле стоишь, а уже на небесах!

 А Володя к тому времени ноги уже сильно обморозил во время своих путешествий на электричках. И очень захотелось ему в этот самый Почаев. Может, маму вспомнил, может, службы церковные, когда ребенком был. Зима, сугробы, ветер завывает. А в храме тепло с мороза, лампадки так уютно горят, пахнет чудесно. Все это ожило в памяти парнишки. И решил Володя: «Еду в Почаев!»

 И ведь доехал! Конец семидесятых годов, и атеистической пропаганде не было видно конца. В монастыре не разрешали оставлять молодых насельников, регулярно устраивали облаву. Преследовали и паломников. Пойманных судили за тунеядство. А то и в психиатрическую больницу отправляли. Оттуда выпускали, превратив в инвалидов. Увидят, что не жилец уже, тогда и выпустят. В этой больнице мучили в шестидесятые годы и прославленного ныне в лике святых Амфилохия Почаевского. Вывело его живым оттуда только заступничество дочери Сталина, Светланы Аллилуевой, которую старец когда-то вылечил.

Будущая духовная мать Володи, схимонахиня, тоже этой лечебницы не избежала. Выпустили умирать. Ходить она уже не могла. Ноги отекли и стали как тумбы от сильнодействующих лекарств, которыми пытались «вылечить» ее от веры в Бога. Священник соборовал умирающую. После соборования на ногах открылись язвы, и из них потоком хлынула дурно пахнущая жидкость. А потом ноги приняли обычный вид, и она отправилась в храм благодарить Бога за исцеление.

 Когда Володя добрался до Почаева и вошел в церковь, у него было сильное искушение. Как будто кто-то шептал ему в ухо, да злобно так: «И зачем только ты сюда приехал?! Плохо здесь, плохо! Уезжай быстрей отсюда!» Смотрит Володя: действительно, плохо. Не нравится ему здесь. Один клирос - мужской, поют слишком громко. И чего орут?! А второй, женский, что ли? Или смешанный? Пищат чего-то... Ничего не разберешь, что пищат. А вокруг бабульки с котомками толкаются. То одна его своей котомкой пихнет, то другая. Нет, ничего хорошего нет здесь, надо скорее уезжать...

 Решил Володя уехать, да побыстрей. Только поднял глаза на икону Божией Матери, да так и застыл. Пережил он в тот момент настоящее чудо. Видимо, Богородица это чудо сотворила, чтобы бесовские прилоги от неопытного паломника отогнать. Почувствовал Володя теплоту, которая как бы сверху на него спустилась, на голову. И прошла через все тело. И стало враз всему телу так тепло, так хорошо! И сами собой слезы полились. Льются потоком, да и только.

 А вокруг все оказалось в каком-то розовом сиянии. И слышит он: один клирос поет - мощная и сильная молитва. А другой клирос - нежно так, как ангельский хор. А толкают его со всех сторон - так это как будто волны в море покачивают. И стало Володе так хорошо, так хорошо! И понял он, что это его Божия Матерь вразумляет. И показывает, как все вокруг него духовно выглядит. В духовном мире.

 Так и остался Володя в Почаеве. В самом монастыре прожил год. Но остаться там постоянно молодому человеку в то время было очень трудно: власти строго следили, чтобы молодых в монастырь не принимали. И Володя присоединился к Божьим странникам. Странники эти знали еще преподобного Кукшу и Амфилохия Почаевского. Они ходили по одному и тому же маршруту: Почаев - Божья Гора - источник святой праведной Анны. На Божьей Горе тоже был святой источник. Вот за ними и ухаживали странники.

По преданию, сточник святой праведной Анны был построен на месте явления чудотворной иконы Божией Матери. В те времена было принято на месте обретения икон возводить часовни и устраивать купальни. И вот когда икона пресвятой Богородицы явилась людям, они рассказали об этом местному помещику. Тому жалко было денег на возведение часовни, и он заявил: «Какая там икона?! Я ничего не вижу!» После этих слов помещик на самом деле перестал видеть - ослеп. Прозрел он только после слезного покаяния и строительства часовни. Сейчас здесь находится скит.

 

Продолжение следует.

Ольга Рожнева

Другие статьи номера
Православный календарь