Поиск по архиву

Газета "Вестник" №52

Смирение истинное и ложное

«Вера есть смирение варсонофий вел анн пророк), - учили нас отцы церкви. Без этого величайшего благодатного дара невозможно одержать победу над главной человеческой страстью - самолюбием. А значит, очистить свое сердце покаянием и, таким образом, узреть бога, без смирения тоже не получится. Смирение -основа, на которой стоит здание нашей веры, нашей устремленности к богу. А потому так важно уметь отличать истинное смирение от ложного «смиреннословия», как называет его свт. Игнатий Брянчанинов.  

 

На вопрос о том, что же есть смирение, разные Отцы отвечают по-разному. Кто-то говорит, что смирение - это забвение своих добрых дел, иные определяют его как постоянное сокрушение о своих грехах, третьи учат, что смирение - осознание своей немощи и бессилия, 3_feet_washing_348ведущее к отсечению своей воли. Св. Иоанн Лествичник, пытаясь дать ответ на этот вопрос, сказал, что «смиренномудрие есть безымянная благодать души, имя которой тем только известно, кои познали ее собственным опытом; оно есть несказанное богатство; Божие именование»1. Из этой фразы святого видно, что дать точное определение смирению невозможно. Раз оно - дар Божий, то и познано может быть только в Боге. Но человек находится в рабстве у своего греха и Бога вместить в себя не может, значит и о смирении имеет понятие неточное.

 Но одно мы знаем наверняка - источником смирения является Бог. Именно Он открывает нам и нашу немощь, и нашу греховность. Просвещая душу, Господь указывает на самые потаенные и грязные ее уголки и, таким образом, через покаяние ведет к смирению. Преподобный авва Дорофей говорит, что «смирение естественно образуется в душе от деятельности по Евангельским заповедям»2. Таким образом, именно Евангелие как исполнившееся Откровение Божие, привносит в нашу душу смирение. Поступая по Евангельским заповедям, мы получаем навык смиренномудрия, что, по слову свт. Игнатия Брянчанинова, есть «образ мыслей, заимствованный всецело... от Христа»3. Понимая, что не можем исполнить эти заповеди самостоятельно, мы молитвенно обращаемся к Богу. Через эту молитву, основанную на сознании своей немощи, и открывается путь к смирению. На заповедях нужно остановиться подробнее. От того, как мы воспринимаем Божию правду, зависит, каким смирением мы наполним свою душу: ложным или истинным.

 В молитве святых Оптинских старцев мы просим Господа, чтобы Он дал нам предаться воле Его святой, во всех наших словах и делах руководил нашими мыслями и чувствами и не дал забыть, что все ниспослано Им. В этой просьбе - залог смирения. Однако очень часто мы готовы выразить нашу преданность Богу лишь формально. Нередко мы не понимаем Его заповедей, а также многие события нашей жизни, которые по Его благому промыслу направлены именно на то, чтобы научить нас следовать Божьему слову. Часто мы готовы «смириться», но это еще не смирение. Или, если угодно, смирение раба, который повинуется своему господину. Но мы, христиане, - дети, сыны и дочери Божии. И отношение к нашему Небесному Отцу у нас должно быть намного глубже и благороднее, чем рабская готовность подчиняться.

Христианское смирение основано на согласии. Господь ждет от нас не просто беспрекословного выполнения Его воли, но свободного согласия с ней. Существует как бы два уровня восприятия Божиих заповедей. Сначала мы просто понимаем содержание той или иной Евангельской истины. Но она остается для нас чем-то внешним. Мы готовы признать, что, раз это от Бога, то это - благо. Но далеко не всегда мы готовы сказать: «Господи, Ты прав». Об этом говорил в свое время митрополит Сурожский Антоний, во время рождественского говения призывая людей подумать, а во всем ли они согласны с Богом. И если в чем-то они Его не понимают - открыть на исповеди.

Совершенно иной уровень восприятия Божией заповеди (и, шире, - всего, что происходит с нами в жизни) - это наше согласие. Не случайно псалмопевец Давид восклицал: «...Верны вся заповеди Его, утвержены в век века, сотворены во истине и правоте» (Пс.110:7-8). В этих словах - не просто механическое принятие Божиих повелений, но идущее из глубины души понимание того, что Господь действительно прав. Такое глубоко личное осознание истинности Божиих заповедей свидетельствует о той свободе, которую даровал нам наш Создатель. Оказывается, мы можем как принять Божию волю, так и отказаться от нее (примеры падших ангелов и Иуды Искариота показывают нам, что отказ от Божией правды действительно возможен).

Именно после согласия с Богом, после личного переживания истинности Его учения и возможно настоящее смирение. Подлинное смирение начинается тогда, когда мы, основываясь на личном опыте следования Евангелию, можем из всех имеющихся у нас альтернатив поведения выбрать ту, которая от Бога. И не просто потому, что Бог «сильнее» и мы вынуждены подчиняться, но потому, что мы сами поняли истинность Божиих заповедей, поняли, что вне света Евангелия жизни нет. Именно тогда и возможно отсечение своей воли. Не принудительно, как у рабов, но добровольно, потому что Божие слово дошло до самых глубин нашего сердца, которым мы и  откликнулись на этот призыв принять Божии заповеди. Потому что отныне мы следуем Божией воле не механически (потому что так надо). Она стала для нас естественным законом жизни, все существо наше возжелало стать Христовым, и воистину Он пребывает в нас, а мы - в Нем. Именно к такому единению призывает нас Господь. И, несмотря на то, что наша скованность грехом препятствует такому согласию, путь к восхождению в горний мир для нас открыт Крестными Страданиями Христа.

 Смирение без такого согласия, «механическое» принятие Божией воли является для человека губительным. Печальных последствий такого «смирения» не счесть. Если слово Божие для нас не является источником жизни, то возможно даже отпадение от Церкви. Очень часто люди отказываются от христианства именно потому, что не уверены в Божией правоте и чувствуют себя рабами. Бывают и обратные примеры, и неизвестно, что страшнее. Человек начинает напускать на себя смиренный вид и считать, что он-то ограничил себя во всем и отдал свою волю Богу (именно это свт. Игнатий Брянчанинов называл «смиреннословием»). А на самом деле, услаждаясь такими мыслями, мы служим своему самолюбию, когда смотрим в зеркало на свои «смиренные» глаза.

Вот почему так важно не забывать о том, что сущность христианского смирения заключается не просто в слепом подчинении довлеющему над человеком року. Господь ждет от нас добровольного согласия с Его волей, осознания, что Его заповеди действительно спасительны для нас. Таким образом, христианская жизнь становится не неким требованием, обязанностью, чтобы наследовать жизнь вечную, но потребностью нашей души, которая не может жить без Бога и стремиться к тому, чтобы не наша неугодная воля совершалась, но была воля Бога нашего, Который бы нас спас, вразумил, подал благодать Святого Духа. Именно тогда и становится возможным жить в повелении Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, что святой Петр Студийский так ясно выражает в своей молитве к Пресвятой Богородице (9-я молитва вечернего правила).

Даниил Салищев

1 Св. Иоанн Лествичник. Выписки из Лествицы. - [Электронный ресурс]. - URL: http://www.netda.ru/belka/text_mil/vainglory_ladder_climacus_r.htm

2 Свт. Игнатий Брянчанинов. Избранные творения. Т.1. - М.: Сибирская Благозвонница, 2009. -с. 94

3 Свт. Игнатий Брянчанинов. Избранные творения. Т.1. - М.: Сибирская Благозвонница, 2009. -с. 95

Другие статьи номера
Православный календарь