Поиск по архиву

15 августа 2014г.

Место встречи изменить нельзя или православный коктейль Молотова под платочком CHANEL

Где встречаются прихожанки Успенского храма района Кенсингтон в Лондоне на выходных? Правильно. В России, в Свято-Пафнутьевом монастыре, возле храма Рождества Пресвятой Богородицы.

– Ой, а как вы здесь?

– Мы приехали к батюшке Власию!

– И мы тоже к нему приехали!

Юля прилетела из Лондона. А Таня из Гонконга, где была в рабочей командировке. Она тоже живет в Лондоне, ее компания занимается современными компьютерными технологиями и ей приходится много ездить по миру. Но она всегда находит время, чтобы прилететь в Москву, где у нее живут родители, и в монастырь, к отцу Власию (Перегонцеву). Девушки – прихожанки храма Успения Богородицы в лондонском районе Кенсингтон, где долгие годы  служил известный на весь мир проповедник православия митрополит Сурожский Антоний. Этот храм любят посещать выходцы из России, после владыки там установилась очень дружные семейные отношения между прихожанами, что для чопорной Англии в диковинку, но некоторые коренные лондонцы сюда тоже ходят, и им здесь очень нравится. Чего уж говорить про русских девушек?

– Вы попали?

– Слава Богу! Два дня ночевали в машине на стоянке  возле монастыря, но попали!

– А  мы приехали с вечера, а утром нас пропустили первыми, и вот!  

И вот все слава Богу, неразрешимые до этого проблемы с помощью батюшки Власия разрешились, жизнь снова наполнилась радостью и светом, потому что Господь рядом и милость Его с нами вовек. Конечно, для некоторых это неочевидно, только не для девушек из Лондона. Они сели в самолет, прилетели в Свято-Пафнутьев монастырь к духовнику, и все встало на свои места.

Кто-то скажет далеко. А я скажу, некоторым пришлось пройти через множество стран, следуя только за звездой, и без всяких самолетов, но ведь дошли. И поклонились, и изумились, и обрадовались, потому что все в их жизни и в жизни мира, который они знали, стало по-другому. Одно дело – без Бога. И совсем другое мир с Богом, милостью Его и любовью. А когда Бог с тобой, какие проблемы? Так, житейские неурядицы.

Сейчас мы сидим в чайной комнате издательства Свято-Пафнутьева Боровского монастыря и разговариваем. Мы, это главный редактор монастырского издательства отец Иосиф (Королев), счастливые девушки из Лондона Таня и Юля, их хорошая знакомая Аня и я, автор этих строк. Я завариваю вкусный целебный монастырский чай, девушки достают приготовленные вручную шоколадные конфеты, которые они делали по старым бабушкиным рецептам, и мы встаем читать апостола. А потом акафисты.

Конечно, я шучу. Я завариваю обыкновенный «BASILUR MAGIC NIGHTS», девушки достают коробку конфет, которые Таня привезла из Гонконга, из нашего на столе только банка с вишневым вареньем, которую редакции кто-то пожертвовал. Конечно, некоторые скажут, что свой монастырский чай – это прекрасно и духовно. Только братии недосуг травки целебные собирать, они все больше в храме на службе или по кельям, а что нужно к чаю Бог и так посылает. А если заварки не будет, можно и просто водички попить – тоже говорят помогает.  Особенно та, что из святого источника преподобного Пафнутия. Хотя многие паломники расстраиваются. Им хочется увозить из монастыря не только иконы и благословение преподобного Пафнутия, но и маслице, и сырок, и творожок, и чай монастырский. Разве может быть без монастырского чая и творога духовная жизнь? Вот и скорбят.

Мы сидим и разговариваем, зачем они полетели не на Гоа или Фиджи, а в древний русский монастырь к какому-то старцу, зачем в Лондоне они ходят в Православную церковь, зачем хотят православную семью и зачем все это?  

Когда жизнь вокруг бьет ключом, а до Сохо несколько остановок на метро и подружки в России отдали бы все, чтобы оказаться на твоем месте, и вокруг только и говорят, что нужно все успеть, а ты по выходным в храме, и не просто так, а по-настоящему.  Исповедуешься, причащаешься, стараешься жить по заповедям, разве это по-современному?  Разве может современный человек прийти к Богу еще по какой-то причине, как только от великого горя, когда все пожали плечами и отказались, а Бог не отказался, и теперь уж деваться некуда….

Девушки смеются. Они умные, веселые и  успешные. И православные.

Юля Заславская, студентка университете в Уэльсе:

Слава Богу, со мной ничего плохого не происходило. Просто в один прекрасный момент я поняла, что без Бога плохо. Если жить по новостям из телевизора, то белый свет станет черным и не настоящим. Все вокруг фальшивое. Все живут по выгоде и делают только то, что нравится. И друг друга замечают, только когда на ногу наступят в метро. Наверное, дома это не так заметно. Дома есть родные, знакомые, друзья, да и русские все-таки более отзывчивые и открытые, чем англичане. А здесь не принято – считается, что ты лезешь другому в душу. А я не лезу, просто мы так общаемся. Мы с детства привыкли, что человек человеку друг. А не партнер или компаньон какой-нибудь. Ты хочешь настоящих искренних отношений, хочешь сама быть настоящей, и чтобы люди вокруг это понимали. А это возможно только в Церкви. Только в Православной Церкви мы настоящие – хорошие, только там мы меняемся к лучшему.

Мой муж – православный грек. Сейчас он тоже стал прихожанином нашего храма. Как-то раз он приехал за мной после службы. Шла вечерняя и ему пришлось  отстоять почти всю службу. Он стоял, слушал. А потом снова пришел. И снова. Я ничего не говорила, но понимала, что это у него серьезно. Один раз только спросила, а он просто ответил: мне у вас нравится. Мы повенчались по православному обряду. У нас будет ребенок. У меня были опасения по поводу моего здоровья и здоровья малыша. Мы очень сильно переживали, потому что все эти современные лекарства дают кучу побочных эффектов, а малышу этого нельзя. Поэтому я и прилетала к батюшке. Он сказал, что все будет хорошо. Сказал, что мне можно, а что нельзя. Как себя вести и что делать.

– И вы будете это делать?

Она смотрит на меня удивленными глазами: – Конечно, буду! А как иначе? Я знаю, что все, что он говорит – это от Бога. А Бога надо слушаться.

Чай заварился – мы открыли коробку конфет из Гонконга. Конфеты оказались искусственными, настоящей там была только яркая коробка, а шоколад вообще никакой не шоколад, а одно название. Конечно, мы вида не подали, но на всякий случай я достал «Бабаевский» с миндалем.  Он хоть и не такой красивый, зато настоящий.

Аня улыбаясь машет руками: – Нет, нет! Не надо меня ни о чем спрашивать – я не из Лондона, я  в Москве живу!

– А что москвичи не люди? Наверняка, вам тоже есть что рассказать.

– Я стала ходить в храм года четыре тому назад. Окончила МГУ. Со своим будущем мужем познакомилась в Псково-Печерском Свято-Успенском мужском монастыре. Я была там в паломнической поездке. Сейчас не работаю. Скоро поедем с мужем в Сербию, в командировку. Да, можно сказать, что я домохозяйка.

Через полчаса эта домохозяйка так везла нас на своей маленькой желтой спортивной машине, а я всю дорогу молчал, потому что еще чуть-чуть, и мы окончили бы свои дни под КАМАЗом, а она только улыбалась, мастерски входила в поворот, обгоняла, прижималась, и бровью не вела. Тоненькая как тополек, с веселым решительными глазами, уверенно управляла мощной ревущей машиной – настоящий православный коктейль Молотова под платочком CHANEL.  

 

Мы поехали на монастырское подворье на Высоком. Там, на родине преподобного Пафнутия, где он подвизался более тридцати лет и где покоятся его родители, девушки из Лондона молились в уникальном, одним из двух древнейших храмов России – знаменитом Покровском соборе. Молились перед афонским списком чудотворного образа «Троеручица», который по благословению братии Святой Горы в это время гостил в храме. А потом поклонились родителям преподобного в их усыпальнице. И сходили на святой источник, где искупались в святой купели.

А потом гостям устроили экскурсию по храму и даже разрешили подняться на колокольню, откуда такой вид на Боровск, что сердце замирает. И конечно, накормили вкусным обедом. Потому что у нас, в России, соловья баснями не кормят. Даже монастырскими.

Сегодня на подворье гостей и работников, занимающихся строительством большого культурно-просветительского центра, кормили окрошкой на кефире, заливной рыбой и осетинскими пирогами с зеленью.

После коврижки с корицей и мятным чаем Таня рассказала про Успенский храм в Лондоне.

– Конечно, у нас такого в Англии нет. Такого и в России мало где встретишь. Здесь красота, благодать и спокойствие. Там совсем другая атмосфера. Но у нас в храме я познакомилась с замечательным священником – отцом Иосифом Скиннером. К нему многие в Лондоне ходят. Он в Церкви благодаря владыке Антонию Сурожскому. Приходишь на исповедь, ко всем один-два человека, а у него очередь. С ним интересно и легко. Мы все у него исповедуемся. А по важным жизненным вопросам я езжу к батюшке Власию.

– А что, обязательно свои вопросы с кем-то обсуждать, в Лондоне, они не решаются?

– Бывают такие вопросы, которые можно решить только с тем, кто точно может открыть тебе волю Божию. Безо всяких иносказаний или общих фраз – а точно. За этим к старцам и обращаются, чтобы знать волю Божию. Потому что одно – когда психолог какой-нибудь или даже лучшая подруга или мама, и совсем другое – когда тот, кто знает, как все обстоит на самом деле.

Хотела бы я православного мужа? Если православный – это верный, любящий, для которого ты единственная, данная ему Богом, если семья и дети для него – святое, то, конечно же, да. Я хотела бы венчаться в храме, хотела бы иметь детей, свой дом. Наши дети должны быть православными, мы воспитывали бы их в русских традициях на русских сказках и русской литературе. Нет, другую литературу мы бы им не запрещали, только начинали бы все-таки со своей. Где жили бы? Скорее всего, в Лондоне. Но если бы получилось так, что можно было бы делать карьеру в России, мы могли бы приехать жить сюда. Я люблю Москву. Это мой родной город.

Православный календарь