Поиск по архиву

3 июля 2014г.

Стали братьями без трубки мира

Не знаю, как вам, а мне индейцы нравятся. Потому что они благородные, смелые и невозмутимые. И никогда не лезут вперед. Тихонечко подкрадутся, сделают свое благородное индейское дело — и растворятся в ночи. Еще они горазды на всякие выдумки, которые белым людям и не снились. Я полюбил их еще в детстве, когда прочитал Фенимора Купера и Майн Рида. После этого сразу обзавелся трубкой, отравленными стрелами (обрезанная лыжная палка и старые велосипедные спицы с поролоном для оперения), большим ивовым луком, для которого мы с дедом Витей сплели тетиву и сделали стрелы с наконечниками из консервных банок, духовым ружьем из велосипедного насоса, стреляющим пластилином, и вышел на тропу войны. Враги были повсюду, но против настоящей индейской хитрости и сноровки шансов у них не было.

Не знаю, что было известно об искусстве войны индейцам племени Кашия, приехавшим в Свято­Пафнутьев Боровский монастырь из Стюарт­Поинта, что в Форте Росс (Южная Калифорния), но в индейских песнях и танцах равных им немного. Они будут представлять в России свою традиционную культуру на IV Международном музыкальном фестивале Азиатско­Тихоокеанского региона в Красноярске. О важности этого мероприятия можно судить по тому, что приезд индейцев племени Кашия в нашу страну оплатило  правительство Российской Федерации.

Участники группы SU­N­NU­SHINAL POMO DANCERS (так называется этот дружный индейский коллектив) нам, россиянам, оказались не чужими, родными почти. Ведь они — потомки тех самых индейцев, которых просвещали русские колонисты, основавшие в 1812 году в Калифорнии русскую колонию и Форт Росс.

История этого знаменитого русского поселения словно сошла со страниц любимых приключенческих романов.

Как было принято у белых людей, все окрестные земли русские честно выменяли у  индейцев на три одеяла, три пары штанов, два топора, три мотыги и несколько ниток бус. Но в отличие от хозяйничавших в Калифорнии испанцев, которые использовали местное население как рабов, отчего те постоянно болели, умирали и устраивали бунты, русские местных нанимали в работники, предоставляя им жилье, расплачиваясь за труд мукой, мясом и одеждой. Первый правитель русских поселений в Америке Александр Андреевич Баранов(1746­1819)  издал указ о решении любых споров с туземцами исключительно дипломатическими методами. И это решительно отличалось от политики всех остальных европейских колонистов в Новом Свете. Когда с другими представителями  европейской цивилизации у индейцев шли самые настоящие сражения, между индейцами и русскими конфликтов почти не было.

В Форте Росс русские построили первые в Калифорнии ветряные мельницы, кирпичный и кожевенный заводы, кузницы, конюшни, столярные, слесарные и сапожные мастерские, молочные фермы и многочисленные хозяйственные постройки. На окрестных землях  они  распахали большие поля для пшеницы, фруктовых садов, виноградников и огородов. Для сегодняшних американцев это будет откровением, но факт остается фактом – это были первые виноградники и первые фруктовые сады в Калифорнии. Сейчас это кажется невероятным, но это правда. Пшеницу, виноград, знаменитые калифорнийские апельсины насадили и развели русские люди.

Столяры и бондари делали мебель, двери, рамы, черепицу из секвойи, телеги, колеса, бочки, «коляски о двух колесах». Русские мастера выделывали кожи, обрабатывались железо и медь. Готовые изделия вывозились на экспорт в основном в Русскую Америку и Испанскую Калифорнию. Первые корабли, появившиеся у соседей­испанцев, были построены русскими в Форте Росс.

Начальника колонии Ивана Александровича Кускова (1765­1823) за его протез испанцы называли Пи де Палу — «деревянная нога». Он был задиристым, гневливым, но честным и добрым старым служакой, который умел замечательно принять больших гостей, удивляя их достижениями цивилизации, неожиданными в этом диком краю. Все постройки форта были построены под его управлением и являются образцом фортификационного искусства. И это при том, что военным он никогда не был! Это был умный, талантливый человек, преданный своему делу и служивший России всю сознательную жизнь.

 В 1824 году правителем канцелярии Российско­американской компании был назначен будущий декабрист, член Северного общества Кондратий Рылеев. Рукой Рылеева было написано «Извлечение из колониальных депеш».

Лейтенант Владимир Романов, побывавший на Аляске, написал «Проект экспедиции от реки Медной до Ледовитого моря и Гудзонова залива». В нем он писал: «Ежели мыс Доброй Надежды и Новая Голландия обратили внимание Англии, то северо­западная часть Америки заслуживает таковое внимание от нашего правительства...»

В 1825 году Рылеев поддержал проект Романова и подписал распоряжение Российско­Американской компании о постройке в Русской Америке новых крепостей вдоль всего течения реки Медной – от моря до хребта Скалистых гор, открытого креолом Климовским. «Взаимные пользы, справедливость и самая природа того требуют», – писал Рылеев. Страшно даже представить, что было бы поддержи правительство тогда его планы.

Но Александр I отклонил эти предложения и предупредил членов Компании, чтобы они оставили свои затеи, «не выходя из границ купеческого сословия». Рылеев продолжает ревностно отстаивать идеи расширения границ Русской Америки до Скалистых гор. С его легкой руки Крузенштерн и Головнин подали в правительство записки по поводу расширения Форта Росс. А граф Н. С. Мордвинов вообще предлагал Российско­Американской компании выкупать крепостных у помещиков в местностях с бедной землей и селить этих людей в плодородной Калифорнии.  Русские 

активно обживали американский континент: они организовали несколько научных экспедиций и первыми описали уникальную флору и фауну Калифорнии, сделав важные этнографические наблюдения и открытия.

Но главное, что русские принесли в Новый Свет – это Православная вера. Благодаря русским миссионерам православная русская ойкумена вобрала в себя половину Нового Света, обращая его население в Православие.

Как известно, русские миссионеры начали осваивать американские земли еще с XVIII века — одновременно с русскими промышленниками. В Форте Росс был построен едва ли не первый русский православный храм на американской земле. В 1820­х годах была открыта Троицкая церковь, где проходили службы на протяжении всего времени существования крепости. В 1836 году в Форте Росс побывал святитель Иннокентий (Вениаминов). Познакомившись с обращенными в православие местными индейцами и их жизнью, святитель возлагал большие планы по развитие духовной миссии на калифорнийской земле. К сожалению, из­за политики правительства Александра I, не заинтересованного в развитии этих земель, этим планам не суждено было сбыться – в январе 1841 Форт­Росс был продан за 42857 рублей серебром Джону Саттеру, основателю будущей столицы Калифорнии Сакраменто, гражданину Мексики швейцарского происхождения... Но и спустя 200 лет местное население помнит русских, бережно передавая рассказы о них из поколения в поколение.

И вот эти самые индейцы, корни которых уходят в далекое славное прошлое нашей истории, стояли перед воротами  Свято­Пафнутьева Боровского монастыря.

И в этом было что­то мистическое. Индейцы племени Кашия привезли на русскую землю свои песни и танцы, свою культуру. Хотя этого ответного визита пришлось ждать двести лет.

По старой русской традиции добрых гостей встретили хлебом­солью. По их взволнованным лицам было видно, что они понимают значение этого действия. Индейцы аккуратно отламывали кусочки хлеба и с поклоном ели. Гостям провели обзорную экскурсию по монастырю, во время которой они цокали языками, оценивая толщину монастырских стен и высоту башен. Они сразу поняли, что монастырь  для русских – это крепость  не только духовная, но и военная. «А иначе было нельзя,– вежливо объясняла переводчик, кивая в сторону башен, – кругом были враги». Гости качали головами и соглашались.

Их привели в монастырскую трапезную и накормили обычным для этого времени обедом. Не знаю, доводилось ли им обедать в русских монастырях, но глядя на их восторженные взгляды по поводу каждого нового блюда, подозреваю, что такой обед произвел на них большое впечатление. Шел пост, и гостям подали щи с капустой и грибами, салат с отварной картошкой, огурцами и зеленью, гречневую кашу с заправкой из лука с маринованным болгарским перцем. А еще пирожки с картошкой и капустой и булочки с кунжутом, апельсиновый кисель и чай с травами.

Подкрепившись, гости оправились в Миссионерский просветительский центр монастыря, где их уже ждали дети из Боровского и Ермолинского Центров социальной помощи семье и детям, дети из воскресной школы при монастыре и вездесущие паломники. Здесь был и замечательный исполнитель духовных песен иеромонах Фотий (Мочалов), и монастырский гость, один из старейших и уважаемых иерархов нашей Церкви, представитель Русской Православной Церкви в Германии, архиепископ Клинский Лонгин. Владыка скромно сидел в дальнем ряду и с радостью глядел на окружавших его малышей. Гости скрылись в библиотеке, чтобы переодеться в свои национальные костюмы — и началось! Рассказывать бессмысленно – это надо видеть.

Индейцы племени Кашия выделывали такие коленца, что им наверняка аплодировали их далекие предки. Что уж говорить про нас, неискушенных зрителей? С ответным выступлением вышли отец Фотий и помощник Председателя Издательского Совета РПЦ, регент хора монастыря, иеромонах Макарий (Комогоров), которые вместе с протоиереем Владимиром Вигилянским недавно выступали с концертами в Германии. Руководитель пресс­службы Патриарха читал проповеди, а монахи пели. Как рассказывают очевидцы, всем очень понравилось. А сейчас отцы исполнили для американских гостей несколько древнерусских распевов. Было трогательно и красиво.

Растроганные гости достали свои заветные сокровища – бусы с костяными украшениями в цвет российского флага и цветные ленточки, и стали дарить их своим русским друзьям. После этого малыши сдерживаться не стали – и устроили такие танцы, что владыка Лонгин смеялся и хлопал в ладоши.

Один из вождей древнего индейского племени через переводчика обратился к собравшимся со словом  и сказал, что после Пафнутьева Боровского монастыря они поедут в Санкт­Петербург, где дадут два концерта, а главное — пойдут в Этнографический музей, чтобы прикоснуться к артефактам, подаренным их далекими предками русским колонистам. Тогда круг дружбы между нашими народами вновь замкнется, и для всех нас настанет время взаимного уважения и любви. В подтверждение этих слов президент фонда Форта Росс Сара Свидлер рассказала, что у них в Форте планируется открытие большого духовно­просветительского русского культурного центра. Глядя на ее уверенное  лицо, я сразу поверил, что так оно и будет. Тем более что этим занимается компания «Ренова» Виктора Вексельберга, и все очень даже серьезно.

И значит, очень скоро русская духовная культура вновь громко зазвучит в сердце Америки. И среди противостояния, разногласий  и взаимного недоверия, образовавшегося между нашими странами в связи с последними событиями на Украине, появится еще один островок, где мы будем делиться друг с другом тем добрым и сокровенным, что живет в душе наших народов. А политика останется за скобками. Потому что есть на свете вещи поважней политики. И это очень хорошо.

По улыбающимся счастливым лицам на концерте было понятно – диалог культур состоялся. Мы расставались хорошими добрыми друзьями. И никакая трубка мира не понадобилась. 

Наш кор.

Галерея (10)

Православный календарь