Поиск по архиву

2 мая 2015г.

Огонь и вода /Д. Ахалашвили

Недавно был на Крещении одной малютки в Покровском храме на Высоком. На Крещение приехали не только родители и крестные, но и многочисленные родственники: бабушки, дедушки, дяди и тети с братиками и сестричками. Все были нарядные и праздничные. По такому случаю женщины наготовили вкусных блюд и накрыли в трапезной праздничный стол. Как рассказал мне священник, почти все накануне исповедовались и причастились. Я смотрел на этих счастливых улыбающихся людей и радовался за маленькую девочку, ставшую христианкой в этот воскресный день. Ее воспитают в вере и благочестии, и может, даже отдадут в хорошую православную школу.  Ее будущее будет счастливым, потому что с Богом.

На моем Крещении не было ни крестных, ни родных. Священник, что меня крестил – замечательный протоиерей Валерий Шилов, настоятель Покровского храма в Камышлове, подозвал меня после Литургии и спросил: «Вам чего?» «Мне креститься!» Он посмотрел мне в глаза и просто сказал: «Хорошо. Завтра приходите». Я даже не знал, что за Крещение нужно платить деньги. Отец Валерий попросил, чтобы принесли крестик из церковного киоска, надел его мне на шею и окрестил.

Обстоятельства моего обращения были весьма плачевными. Жизнь без Бога дошла до своей крайней точки и выразилась в одном сне, который до сих пор стоит у меня перед глазами. В этом сне я увидел себя лежащим в гробу, белым и некрасивым, а моя несчастная мать плакала надо мной, рвала на себе волосы и одежду, царапала ногтями залитое слезами лицо и страшно кричала. Это было настолько реально, что я физически ощутил ее страдания и в ужасе проснулся. В голове одна единственная мысль: «Нужно немедленно креститься, иначе конец». Я дождался утра и пошел в храм. После Крещения ужас и мрак в душе сменились  такой радостью и покоем, что я год не выходил из храма: пел, читал, копал, помогал реставраторам, звонил на колокольне – и был самым счастливым человеком на свете.

Трехмесячная Даша из Луганска, которую отец Иосиф крестил в Покровском на Высоком, вряд ли запомнила огонь, ужас и смерть от обстрелов и бомбежек города киевскими военными, но она точно будет помнить тепло и любовь в доме, принявшем ее семью: папу Игоря, маму Лену и братьев Данила и Кирилла. Она не будет помнить подвал, в котором они прятались от бомб. Не будет помнить соседскую бабушку, погибшую у входа в магазин от разрыва снаряда «Град». Не будет помнить, как от обстрелов сгорел их белый пятиэтажный дом, и они ночью оказались на улице. Как бежали без вещей и документов из города, чтобы спрятаться в лесу. Как добирались до российской границы и ехали в Москву, откуда их забрал дядя Саша из Боровска. Дядя Саша – хороший. Когда он узнал из новостей про беженцев, сел в микроавтобус, приехал в УФМС и спрашивает: «Где тут у вас самые проблемные?» Я заберу их к себе. Так маленькая украинка Даша оказалась в старинном русском городе Боровске. Она не успела креститься на Украине –  из-за угроз постоянных обстрелов храм, где крестились ее братья Данил и Кирилл в Луганске, закрыли, но она стала христианкой в России, в древнем Покровском храме на Высоком. Ангел Хранитель за ее плечом плохо разбирается в политике и границах, разделяющих людей, но очень хорошо разбирается в милости Божией и чистых невинных душах, которые нужно защищать.

А в прошлое воскресенье шестимесячная Арина из украинского Тореза крестилась в подмосковном храме Владимирской иконы Божией Матери в Виноградове. Крестным стал мой друг Арсений Ли, в доме которого маленькая Арина живет вместе с мамой Оксаной и сестрой Настей. От их дома до храма минут в пятнадцать, что очень удобно. Дорога идет через большой парк мимо живописного пруда, на берегу которого располагалось фамильное именье Пушкиных.

Храм был освящен в 1777 году и с тех пор закрывался только во время оккупации Москвы нечестивыми французами, устроившими здесь конюшни. Французы в России плохо кончили, и даже у себя в Париже они – Шарли, а русские храм отмыли, заново освятили и больше никому не позволили его закрывать. Во время гонений на Церковь, когда большевики грабили Троице-Сергиеву Лавру, под алтарем Владимирского храма хранилась величайшая святыня нашего народа – честная глава преподобного Сергия Радонежского. Когда мощи преподобного Сергия были кощунственно вскрыты советскими властями 11 апреля 1919 года, боясь потерять драгоценную святыню, Патриарх Тихон благословил священника Павла Флоренского (принявшего мученическую смерть на Соловках в 1937 году)  и Юрия Александровича Олсуфьева (расстрелян в 1937 году на Бутовском полигоне) скрыть главу преподобного от безбожников. Отец Павел и Юрий Александрович ночью вошли в Троицкий собор и, сотворив молитву, вскрыли раку, изъяли честную главу преподобного, а на ее место положили главу погребенного в подклети Троицкого собора князя Трубецкого. После этого святыня некоторое время хранилась в специальном ковчеге в доме Олсуфьевых в Сергиевом Посаде, а с 1928 года во время повальных арестов и репрессий была зарыта в саду, а затем перенесена в дом Голубцовых. Отсюда главу тайно перенесли во Владимирский храм. Служивший здесь архимандрит Иларион (Удодов) в конце 30-х годов перенес сюда иконостас и святыни хуторского храма прп. Сергия и устроил придел в честь игумена русской земли, приготовив место для хранения великой святыни. Получив главу преподобного от своего духовного сына Павла Голубцова (впоследствии архиепископа Новгородского и Старорусского Сергия) он скрыл ее под алтарем. В Великую субботу 20 апреля 1946 года, когда Троице-Сергиева Лавра была вновь открыта, а мощи преподобного переданы верующим, архимандрит Илларион тайно вернул главу к святым мощам.

Маленькая Арина не знала, какой замечательный храм Господь приготовил для ее Крещения. Вряд ли она запомнила злоключения и мытарства, когда мама с ней на руках и старшей Настей спасались от обстрелов сначала у знакомых в Успенке и Алексеевке, а потом они попали в лагерь для беженцев под Ростовом, откуда их забрал к себе домой командир отряда МЧС. В лагере, конечно, все необходимое было, но для шестимесячной девочки все-таки это не лучшее место. И командир спасателей тоже так считал. Потом они приехали в Москву, где их ждала жена моего друга, дизайнера Арсения, Алла. У них дом в Виноградове и они неравнодушные. Когда я у них гостил, они ужасались войне на Украине и спрашивали моего совета, чтобы кого-нибудь из беженцев у себя приютить. Потому что людям реально плохо, а «мы можем и потесниться». Я честно сказал, что люди не кошки, их потом на улицу не выкинешь, за них отвечать надо. «Когда благородные порывы у вас кончатся – что делать будете?» «Будем жить дружно и счастливо».

Алла – деловая, она консультирует многих уважаемых бизнесменов и проводит тренинги, быстро с кем-то связалась, куда-то позвонила – и у шестимесячной Арины и ее семьи появился дом и все, что полагается для счастья – большая детская, полная игрушек, пять котов и самая добрая на свете собака Стефани. Когда-то Стефани попала в жуткую аварию, у нее были сломаны все ноги и ребра, и хозяева хотели ее усыпить. Но Алла узнала и не позволила. Целый год Стефани не могла самостоятельно ходить, ей сделали несколько операций, а сейчас она радостно виляет хвостом возле коляски Арины и готова играть с ней целый день. Девочка смотрит на собаку радостными глазами и смеется. Та падает на спину, катается, повизгивая  и  виляя хвостом, всем своим видом демонстрируя полный восторг от маленькой спутницы в коляске. Однажды соседский пес неосторожно побежал в сторону малышки, так Стефани бросилась на него с такой яростью, что только вовремя подоспевшие хозяева спасли своего питомца от увечий.

Старшая сестра Арины Настя окончила на Украине девять классов и сейчас поступила в ЕШКО. Алла проверяет у нее уроки и помогает с экзаменами. Сын моих друзей Коля, который учится в пятом классе специализированной школы, ей не завидует. «Дядя Ден, ты думаешь, мама хоть раз за меня уроки сделает? Да никогда!  И Насте тоже придется все делать самой. Мама только подсказывает, как делать. Все приходится делать самому!»

У него над столом висит большая икона святителя Николая, который (по секрету рассказал мне Коля) помогает, если хорошо попросить. «А чего просил в последний раз?» «Как чего? Чтобы Арина выросла хорошей девочкой, и у них все было хорошо!»

Наутро после Крещения, пока все спали, Коля положил в коляску к Арине иконку Пресвятой Богородицы, которую сам купил в храме. «Я правильно сделал? Еще бы!

 

Православный календарь