Поиск по архиву

21 апреля 2015г.

Весна в доме старчества. Статья о выступлении воспитанников воскресной школы подворья монастыря в Доме престарелых / Д. Ахалашвили

Неправда, будто христианство дает ответы на все вопросы и решает все проблемы. Ясность – удел верующих, которые не говорят, а живут по Евангелию. Мы же, сомневающиеся, самолюбивые и гордые, часто испытываем бессилие, через которое Господь пытается достучаться до наших холодных малодушных сердец.  

Я уже три недели пытаюсь написать эту статью и не знаю с чего начать. Может у кого-то дом старчества и вызывает оптимизм, я же чувствую себя беспомощным котенком, оказавшимся темной ночью на пустыре. Всякому, кто бывал в подобных местах, знакомо это чувство. Хуже только в детском доме. Там еще больнее. Когда смотришь в невинные, чистые глаза, которых в этом мире ждет только страдание и боль, подарки жгут руку как тридцать серебряников, а крепость из красивых правильных и пустых слов рушится от одного простого вопроса: А вы к нам приедете? Конечно, приедем! На Пасху и Рождество мы всегда приезжаем...

В доме старчества в Ермолино живут никому не нужные, больные старики, многих из которых привезли сюда собственные дети. Дети избавились от них как от старой мебели – решительно и быстро. Напрасно причитали и уговаривали врачи и нянечки, чтобы дети иногда приезжали – такое случается крайне редко. Врачи и нянечки недоумевают, когда стариков высаживают возле их дверей из больших новеньких джипов. Они не понимают, как могут быть деньги на эти дорогие машины и не может быть денег на собственных родителей? Наивные! В обществе потребления родители не нужны – там  нужны кредитные карточки и счета в банке. В языческой Спарте стариков сбрасывали со скал, сейчас цивилизованные люди сдают их в дом старчества. Государство откупается от стариков нищенскими пенсиями, а дети делают вид, будто родились в капусте.

 Но есть Бог. И правда в том, что Бог с ними. С брошенными детьми и никому не нужными стариками. Это за них Он умер на Кресте и отдал им  Царство Небесное. А когда мы говорим о любви, ангелы закрывают лица руками и плачут.

Из Пафнутьева монастыря к старикам в Ермолино приехали отец Иосиф, послушник Володя Градов, журналист Денис Ахалашвили и зам. главы Боровского района по социальной политике и  культуре Александр Константинович Гладких. Приехали, чтобы отслужить молебен и освятить это место. Отец Иосиф считает, что с этого нужно начать. Призвать сюда Христа и милость Его. Со Христом придут утешение и надежда. И кто-то может впервые за много лет перестанет кусать губы и смотреть до утра в потолок, а просто уснет.

Христианство не меняет жизнь – меняется отношение к ней. Как заметил один старый монах, мир без Бога – это жизнь под равнодушным небом на ледяном ветру. Жизнь с Богом – это жизнь под солнцем любви, которое согреет в самую холодную ночь.

Пока мы устанавливаем в фойе стол, ставим иконы и свечи, появляются старики. Кто-то приходит сам, кого-то ведут сестры-хозяйки, кого-то везут на каталке. Смотрите, это батюшка! Он приехал! А можно будет с ним поговорить? Конечно! А можно будет его попросить? Можно. Вскоре собираются все, кто может ходить. Сестры-хозяйки и повара тоже здесь. Старики внимательно смотрят на приготовления и тихо перешептываются. Они стоят плечом к плечу, боясь пошевелиться и сделать что-нибудь не так.

Когда священник читает молитвы, тишина стоит такая, что слышно, как где-то капает из крана вода. Только когда отец Иосиф начинает кропить всех святой водой, все оживают. Батюшка, на меня брызни, на меня! Женщина на каталке протягивает руки и вздрагивает, когда капли падают ей на лицо. Она улыбается и целует свой нательный крестик.

Отец Иосиф решительно идет по палатам – кропит все помещения и комнаты в здании.  А после молебна записывает имена всех собравшихся, чтобы поминать их за литургией.  

–Если будет хотя бы несколько человек, кто захочет причаститься – вот мой сотовый. Звоните, я приеду и причащу. Затем смотрит в молчаливые лица вокруг и добавляет: Хотя бы двое. Вздыхает и, опустив глаза:

– Будет хоть один желающий причаститься – я приеду. И дарит старикам икону Пресвятой Богородицы.

Сестры-хозяйки долго не решаются отдать список имен – они встревожены и все время шепчутся. Затем одна собирается с духом и говорит отцу Иосифу: Простите, пожалуйста, у нас больше нет – и протягивает  мятую пятидесятирублевку. Увидев деньги, отец Иосиф не на шутку рассердился. Зачем вы, немедленно прекратите! Александр Константинович качает головой и разводит руками. Дорогие, если у вас есть какие-то вопросы, которые нужно помочь решить – спрашивайте. Я работаю в администрации и сделаю все, что от меня зависит. Он бывал здесь уже не раз и его здесь знают. Пока он разговаривает с женщиной на каталке, отец Иосиф разговаривает с мужчиной, у которого несколько дней назад умер отец. Мужчина просит, чтобы батюшка отслужил молебен за упокой. Отец Иосиф: Обязательно отслужу! И вы, пожалуйста, тоже о нем помолитесь! Ваша молитва ему очень важна!

На обратном пути в монастырь все молчат и смотрят за окно. Только у ворот отец Иосиф просит Александра Константиновича подождать: завтра у зама главы Боровского района встреча с украинскими беженцами, а у нас в редакции прихожане собрали для них целый мешок игрушек.

PS. А на Пасху к старикам в Ермолино приехали дети с родителями из воскресной школы монастырского подворья, храма Покрова на Высоком, где отец Иосиф служит настоятелем. Дети пели старикам песни, читали стишки и играли с ними в разные веселые игры.  Все смеялись и радовались. Солнышко заглядывало в окно и тоже улыбалось. Наступила весна.

Православный календарь