Поиск по архиву

19 ноября 2014г.

Кафедральный собор Благовещения Пресвятой Богородицы. Исторический очерк об истории г. Боровска

Древний деревянный не дошедший до нашего времени Благовещенский собор стоял на городище в крепости приблизительно на том месте, где сейчас находится здание присутственных мест. Ныне существующий каменный собор строился в течение двух столетий. Первым, вероятно, в 1715 г. возвели четверик, то есть сам храм. Прихожане обустроили его интерьер, снабдив утварью и иконами.

В октябре 1812 г. собор осквернили и ограбили занявшие Боровск части наполеоновской армии. «По прогнании неприятеля,  как свидетельствуют устные предания соборных прихожан,  от скверностей нанесенных ими сему Божественному святилищу, очищен и освящен». Правда, находившаяся рядом и приписанная к собору деревянная церковь святителя Николая Чудотворца была «сожжена до основания». «Во рву около реки Протвы» боровчане нашли уцелевшую святыню этого храма – деревянный резной образ святителя Николая (местные легенды связывают его появление с XIV в.). Драгоценная реликвия была перенесена ими в соборный храм.

В 1819 г. собор расширили за счет пристройки двух приделов (трапезной части) и колокольни. Первым в том же году освятили и обустроили придел в честь святителя Николая Чудотворца. Второй придел в честь Казанской иконы Божией Матери освятили только в августе 1829 г.

В последующие десятилетия прихожане немало сделали для того, чтобы украсить интерьер соборного храма. Особенно постарался церковный староста боровский купец Пахом Алексеевич Волокитин. При нем в 1842­1844 гг. расписали трапезную и паперть, видимо, тогда же установили иконостасы приделов, в 1845­1847 гг. в храмовой части заново установили пятиярусный иконостас, украшенный растительным орнаментом с резными и позолоченными коринфскими колонками и поновленными иконами, а в 1851­1853 гг. его расписали. На колокольню повесили колокола: большой весом 255 пудов, средний – 75 пудов и еще 8 колоколов, 4 из которых маленькие часозвонные. Часы весом около 70 пудов на колокольне были устроены усердием другого боровского купца Александра Прокофьевича Молчанова.

Большой пожар, произошедший в Боровске 22 мая 1857 г., нанес небывалый ущерб собору: сгорели оконные рамы, перила, лестницы, полы, брусья, на которых висели колокола, деревянные конструкции в храме, трапезной и помещения паперти. Колокола и часы рухнули, отчего своды над папертью были «сильно сдавлены». Пострадали и требовали переделки белокаменные карнизы собора. Сгорели торговые лавки и стоявшая напротив собора принадлежавшая ему деревянная часовня. Неповрежденными остались только престолы и жертвенники, удалось спасти и иконы из иконостасов. Ущерб от пожара составил 5000 рублей серебром.

Прихожане принялись восстанавливать собор. В частности, были поновлены росписи и иконостасы храмовой части приделов. На колокольню повесили 6 колоколов: первый весом 321 пуд 19 фунтов, второй — 125 пудов 25 фунтов, третий — 7 пудов, четвертый — 5 пудов, пятый — 4 пуда и шестой — 2 пуда. Заново отстроили торговые лавки, а в одной из них (где сейчас чуть ниже храма стоит подпорная стена) возобновили часовню во имя святителя Николая Чудотворца.

В 1916 г. за собором помимо данной часовни числились приписанные два храма: Успения Пресвятой Богородицы и святого равноапостольного князя Владимира. Принадлежали собору также 8 каменных и 2 деревянные торговые лавки, усадебная с погостом при церкви земля, пахотные и сенокосные угодья. В собственности у собора находились дома священно­ и церковнослужителей, располагавшиеся на церковной земле и построенные в разные годы церковным старостой и причтом. Собор в указанном году имел доход с кружечных сборов, со сдаваемых в аренду торговых лавок, пашенных и сенокосных земель, с капитала, положенного на вечное поминовение, 2390 рублей 52 копейки. На счетах его в кредитных учреждениях хранилось 57070 рублей 40 копеек и 36 кредитных билетов.

В приходе собора в то время числилось 93 двора, в которых проживали 105 мужчин и 115 женщин вместе с иноверцами и старообрядцами. Находились в приходе учебные заведения: женская гимназия со 138 ученицами, высшее начальное училище со 125 учениками, мужское училище со 135 учениками, школа для беженцев с 60 учениками и женская школа со 156 ученицами. Все помещения для учебных заведений снимались, так как в собственности у собора «лишних домов» не было.

После октябрьских событий 1917 г. собор лишился вообще всей собственности. Однако интерьер его существенно не пострадал, возможно, благодаря тому, что в первой половине 20­х гг. ХХ в. собор поставили на учет Отдела по делам музеев Главнауки Наркомата просвещения как памятник истории и архитектуры. И в то время, когда в Боровске и его уезде (позже районе) закрывались храмы, сюда свозили предметы церковной утвари и облачения, порой уникальные. Среди них оказались два резных деревянных образа святителя Николая Чудотворца и святой великомученицы Параскевы Пятницы, покров и икона XVII в. с изображением преподобного Пафнутия. (К сведению, покров в 1632 г. был подарен Пафнутьеву монастырю боярином князем Б.М.Лыковым­Оболенским. В 1962 г. его «как уникальный памятник древнерусского шитья» прихожане передали «в безвозмездное пользование» Калужскому областному краеведческому музею).

Серьезный ущерб был нанесен собору в период боевых действий октября 1941 – января 1942 гг. В частности, артиллерийский снаряд повредил арку полукруглого окна во втором ярусе колокольни, а по словам церковного старосты: «немецкими фашистами были обезображены две фелони XVII в.; в одной более половины жемчужного оплечья сорвано; икона преподобного Пафнутия (XVII в.) Боровского Чудотворца, досточтимая святыня города, а также и некоторые другие иконы и евангелие были немцами выброшены на улицу и подобраны верующими…».

С освобождением города частями Красной Армии прихожане, как и после наполеоновского нашествия 1812 г., революционных потрясений 1917 г. стали потихоньку восстанавливать и обустраивать свой храм.

Им необходимо отдать должное: ведь, несмотря ни на какие невзгоды, они смогли сохранить и внешнюю привлекательность и внутреннее великолепие соборного храма, а самое главное они смогли донести до своих потомков ту духовную атмосферу, которая веками накапливалась и царила здесь.

В 1930­е гг. в соборе служил архимандрит Григорий Карпенко. Решением тройки УНКВД Московской области 3 декабря 1937 г. он был приговорен к 10 годам исправительно­трудовых лагерей.

Другого настоятеля собора, Тихона Ивановича Мосолова (1872 г.р.), и церковную старосту Астахову Елизавету Кирилловну (1868 г.р.) Особое совещание НКВД СССР приговорило летом 1942 г. к высшей мере наказания за то, что в соборе был отслужен якобы благодарственный молебен по случаю занятия города фашистами.

Не обошли стороной репрессии и еще одного настоятеля собора отца Петра Шипкова. Происходил он из семьи замоскворецкого купца. В 1921 г. отец Петр принял священный сан от святейшего патриарха Тихона, одно время был его секретарем. Как и многие «тихоновские» священники, в 20­е гг. ХХ в. он был сослан на Соловки, после чего поселился в Загорске (ныне Сергиев Посад), став духовным отцом многим московским интеллигентам. Когда отец Петр получил приход в Боровске, куда был назначен в 1954 г. после возвращения из сибирских лагерей (1943­1953 гг.), духовные дети довольно часто стали посещать его. Среди них была мать будущего священника Александра Меня Е.С.Мень. В Боровске отец Петр прожил недолго – сказалась болезнь, которую он «приобрел» в Сибири. Он умер 2 июля 1959 г. Похоронили его у Покровского храма на Высоком.*    *   *

Благовещенский собор – памятник истории и архитектуры XVIII­XIX столетий.

Храмовая часть его в XVIII­начале XIX вв. неоднократно подвергалась перестройкам и в настоящее время имеет довольно скромную наружную отделку.  Построенные позднее  приделы (трапезная часть) были решены в классическом стиле на явном контрасте своих низких объемов к объему пятиярусной колокольни с высоким шпилем. Плоскости северного и южного фасадов трапезной были обработаны пилястрами, надоконными полукруглыми нишками и завершены фронтонами.

Богатым и изысканным выглядит интерьер собора. Он дошел до нас с середины XIX в. фактически без изменений. В храме несколько древних боровских святынь. Одна из них — резной деревянный образ святителя Николая Чудотворца. Образ этот, именуемый также «Никола Можайский», выполнен в человеческий рост. В одной руке он держит меч, в другой – модель церкви. Время происхождения образа – XVI в., хотя местное предание относит его к XIV в., а появление в соборе связывают с событиями Отечественной войны 1812 г. До прихода наполеоновской армии в Боровск резной образ святителя находился в деревянном храме. Храм неприятель сжег, а образ жители нашли «во рву около реки Протвы». На протяжении столетий прихожане собора украшала святыню. Так, в 1813 г. для образа Николая Чудотворца изготовили киот, стоивший в то время 300 рублей ассигнациями, в 1814 г. сделали митру за такие же деньги, до 1843 г. святитель был облачен во священническую парчовую ризу и епитрахиль, а в 1843 г. усердием «болярыни» жены полковника Мурлыкина на него возложили святительскую серебряную кованую с крестами по омофору ризу. Вес украшений составлял к концу XIX в. 28 фунтов 48 золотников. За советский период дорогие украшения были утеряны.

Другая святыня — резной деревянный образ святителя Николая Чудотворца, именуемый «Никола Зарайский» (конец XVII в). В одной руке он держит Евангелие, второй благословляет. Третья святыня – резной образ святой великомученицы Параскевы Пятницы конца XVIII­начала XIX вв.

Не менее значимы храмовые иконы Казанской Божией Матери и преподобного Пафнутия, Боровского Чудотворца.

Православный календарь