Поиск по архиву

12 ноября 2014г.

Храмовая жизнь древнего Боровска. Исторический очерк о г. Боровске

Небольшой древнерусский город Боровск, зажатый почти со всех сторон «слишком оцивилизованным миром», вопреки этому продолжает восхищать нас своей необъяснимой красотой, поразительным единством с окружающей природой, вдохновенной игрой линий и красок. На протяжении столетий величественный облик городу придавали устремляющиеся ввысь то тут, то там силуэты храмов.

Умение найти место «зело красно», органично включить здание храма в природную среду – замечательная черта наших предков. «Поразительно умение, с которым эти строители­поэты выбирали места для храмов: нет возможности придумать композицию лучше той, при помощи которой они связывали встающие из­за леса шатры или вырастающие из­за береговой кручи главки церквей со всем окружающим пейзажем, с изгибом реки, с изломом холмов, с гладью лугов и щетиной лесов», — так писал известный реставратор и художник И.Грабарь.

Созерцая созданную ими, явно не без помощи Творца, совершенную композицию, осознаешь, насколько важен был храм в жизни людей. Весь жизненный цикл наших предков — от рождения до смерти — тесно соприкасался с храмом. Все самые значимые события человеческой жизни освящались Церковью, именно там было средоточие всего самого светлого, доброго, духовного.

Наряду с этим храм с момента принятия Русью Православия, основанного на традициях византийской религиозной жизни, мыслился ещё и как политический, экономический, культурный и общественный центр любого, даже самого отдаленного уголка Русского государства.

Боровск в ранний период своего существования являлся таким уголком. Упомянутый в 1358 г. в качестве небольшой крепости, Боровск, спустя десятилетия, вырос до одной из столиц Серпуховско­Боровского княжества. Очевидно, что наряду с крепостными стенами и башнями возвышались в нем храмовые постройки. Документы сохранили упоминания о двух ранних храмах в пределах крепости: о соборном во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и во имя святителя Николая Чудотворца. Ниже по течению реки Протвы стояли Высоко­Покровский и Рождества Пресвятой Богородицы монастыри. По мере того, как раздвигались городские границы (сначала рядом с крепостью появилась Торговая площадь и посад, позже их окружили слободы, населённые различным ремесленным и служивым людом), один за другим вырастали новые храмы и появлялись новые монастыри.

Смутное тяжелое время, «свалившееся на плечи» Московского государства в конце XVI – начале XVII столетий, не обошло стороной и Боровск. Здесь побывали и «русские воры», и «полские и литовские люди», и крымчаки, и казаки, и даже послы, которые своим нравом мало отличались от разбойников. И если к концу XVI в. в Боровске и вокруг него насчитывалось чуть более 20 храмов и монастырей, то после 1610 г. уцелевшими оказались только 9. К концу XVII в. число городских храмов вместе с монастырскими составляло 11. Не изменилась ситуация и в последующем столетии: в XVIII в. в Боровске значилось 11 храмов и две часовни. В число храмов теперь входили и церкви бывших монастырей, упраздненных в 1764 г. В городе было 4 каменных храма да одна часовня, остальные значились деревянными.

Серьезные последствия для храмов имело очередное неприятельское нашествие. Почти неделю, с 10 по 15 октября 1812 г.*, в Боровске располагалась Великая армия Наполеона Бонапарта. После ее отхода прежде процветавший город стал похож на большое пепелище. Общий ущерб исчислялся 2304887 рублями. Пострадали все каменные храмы, а деревянные Никольский, Сретенский в Высоковской и Архангельский в Пушкарской слободах сгорели полностью. Сожжён и разорен был и стоявший в стороне от города СМвято­Пафнутьев Боровский монастырь. Нанесенный ему ущерб составил 70000 рублей.

Послевоенная жизнь боровчан вновь оказалась связана с необходимостью восстановления города и порушенных храмов. За короткий период, с 1810­х гг. и до середины XIX в., в городе были отремонтированы и обустроены заново храмы Преображения Спаса на Торговой площади, Преображения Спаса на взгорье, Живоначальной Троицы, Бориса и Глеба, построены каменные храмы Успения Пресвятой Богородицы, Рождества Христова, Воздвижения Креста Господня; достроена колокольней и трапезной соборная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы.

В начале ХХ века в Боровске значилось 15 храмов, включая единоверческий и старообрядческие. Пафнутьев­Боровский монастырь и храмы Рощинской и Рябушенской слобод находились в то время за пределами города.

Средства на работы по строительству храма, его обустройству и поддержанию, как правило, давали прихожане, они же дарили храму дома, пашенную и сенокосную землю, предметы церковной утвари. Значительная роль в жизни храма и прихода отводилась также церковному старосте. Его избирали, учитывая не только человеческие качества, но обращали внимание на его финансовые возможности и положение в обществе. По внутреннему обустройству храма и его внешнему облику можно было определить, каков был приход и церковный староста.

Одним из богатых среди боровских храмов считался соборный во имя Благовещения Пресвятой Богородицы, стоявший на очень выгодном месте – на центральной городской площади. Для примера, его кружечный доход в 1916 г. составлял 1558 руб. 47 коп., прибыль от «свечной операции» была 1011 руб. 12 коп., банковский капитал, движимый и недвижимый, равнялся 57070 руб. 40 коп. Жалованье соборный протоиерей имел в год 500 руб., священник – 400, диакон – 200, каждый из двух псаломщиков получал по 125. В остальных приходских храмах по штату были положены только священник (жалованье в год 294 руб.) и псаломщик (жалованье в год 98 руб.). Каждый боровский храм имел также капиталовложения в кредитных учреждениях, получал проценты с вкладов вечного поминовения, прибыль от кружечных сборов и от продажи свечей, свечных огарков и прочего.

Не забывали священники и о просветительской миссии храмов: в 11 из них (без данных тюремного и старообрядческих, но, включая рощинский и рябушенский) в 1916 г. имелись библиотеки с достаточным количеством богослужебных книг для пользования служителями храмов, а в 7 имелись библиотеки для прихожан. Наибольшее количество книг было в библиотеке храма Преображения Спаса на Торговой площади – 150 томов. Многие из священнослужителей боровских храмов преподавали в приходских и земских учебных заведениях Закон Божий, а также выполняли миссионерские обязанности, ведя беседы, споры и читая лекции среди преобладающих числом городских старообрядцев. Кстати, именно эта черта являлась отличительной в истории развития как самого города Боровска, так и его храмов на протяжении более 200 лет.

Еще в середине XVII в. Боровск оказался тесно связан с церковными реформами и последовавшим после них расколом. Сюда был сослан активный деятель старообрядчества «огнепальный» протопоп Аввакум, затем его сподвижницы: боярыня Ф.П.Морозова и княгиня Е.П.Урусова, урожденные сестры Соковнины. На Торговой площади города сожгли в назидание остальным 14 старообрядцев с инокиней Иустиной и священником Полиектом. Но защитники старой веры успели повлиять на боровчан, и уже в конце XVII столетия о Боровске заговорили как об одном из центров старообрядчества. Приверженцы его в начале ХХ в. составляли большинство городских жителей.

В основном боровские старообрядцы относилось к Белокриницкой иерархии, но между собой они были разобщены. Связано это с тем, что в начале 60­х гг. XIX в. часть боровских старообрядцев подписала «Окружное послание», отказавшись, таким образом, от наиболее осуждаемых синодальной Церковью положений. Сторонники его стали называть себя «окружниками», а противники – «неокружниками». (И те и другие просуществовали в Боровске до 1940­х гг.). Незначительное число боровских староверов придерживалось беглопоповства, они именовали себя «лужковцами».

Жизнь и деятельность старообрядцев на протяжении столетий находилась под контролем государства и официальной Церкви. Возможность открыто исповедовать свою веру боровские старообрядцы получили только после Высочайшего Указа Николая II «Об укреплении начал веротерпимости» от 17 апреля 1905 г. Боровские старообрядцы на законных основаниях теперь могли иметь своих священников, возводить церкви и строить молитвенные здания, открыто совершать в них службы и проповедовать свои взгляды. В городе после данного Указа было зарегистрировано четыре общины: Боровская – 7 апреля 1907 г., Всехсвятская и Покровская – 14января 1908 г., Вторая Покровская – 13 апреля 1909 г. Три последние к 1917 г. имели уже свои храмы.

Жили в городе и единоверцы. Было их немного, но, в отличие от боровских старообрядцев, они могли совершать открыто службы в принадлежавшем им с середины XIX в. храме Покрова Пресвятой Богородицы. Единоверцы выделились из старообрядческой среды вскоре после того, как 27 октября 1800 г. Павел I утвердил «правила единоверия», составленные митрополитом Московским Платоном. В соответствии с ними единоверцам разрешалось строить храмы, официально совершать в них службу по старым обрядам и церковным книгам. Только власть над ними должна была находиться в руках синодальной Церкви.

Наличие в Боровске храмов, принадлежавших и синодальной, и старообрядческой, и единоверческой Церквям нисколько не нарушало живописной, овеянной духовностью картины мироздания, которая формировалась здесь веками и, казалось, уже никогда не будет нарушена…

Но революционные потрясения 1917 г. вскоре перевернули все представления о вере, религии, храмах. Государство рабочих и крестьян национализировало храмы и стало использовать их по своему усмотрению.

Прихожане и священники боровских храмов попытались обмануть новую власть, объявив почти все церкви обновленческими. Какое­то время это действительно помогало.

Но ненадолго, так как к началу Великой Отечественной войны в Боровске закрыли 13 храмов и единственный в районе мужской Свято­Пафнутьев Боровский монастырь. Действующими оставили городской соборный храм Благовещения и храмы Рождества Пресвятой Богородицы в Роще и святого великомученика Димитрия Солунского в Рябушках.

В послевоенный период отношение к Церкви ухудшилось: если до войны в Боровске были разрушены храмы Рождества Христова и Живоначальной Троицы, то в 1940­1970­е гг. уничтожены храмы Успения Пресвятой Богородицы, Преображения Спаса на площади, святого равноапостольного князя Владимира и обезображены до неузнаваемости храмы Воздвижения Креста Господня, единоверческий Покрова и старообрядческий Всех Святых. Остальные храмы, использовавшиеся различными организациями и учреждениями, были доведены до аварийного состояния.

Лишь серьезные политические изменения в стране начала 1990­х гг. в корне изменили ситуацию по отношению к религии и, соответственно, к храмам и монастырям. К тому времени Боровск расширил свои границы, включив в свой состав села Рощу и Рябушки.

В настоящее время в черте города находятся 12 храмовых зданий, монастырь и вновь построенная  часовня. Действующими из них являются 10.

*Все даты до 1918 г. даются по старому стилю, соответственно последующие – по ­новому.

Православный календарь